Четверг, 18 Апреля, 2019 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

"Название этой улицы пропагандировало террор"


Напомним, что президент Русского культурно-просветительского фонда имени Святого Василия Великого Василий Бойко-Великий поменял табличку на фасаде принадлежащего ему здания, располагающегося на улице Большой Декабрьской, 3, на Большую Ваганьковскую. Православный предприниматель заявил, что название улицы Большая Декабрьская пропагандирует терроризм мятежников, которые восстали в 1905 году на русский народ и царя Николая II: «Они убили сотни мирных людей в Москве».
Как сообщается в СМИ, табличка была снята по требованию префектуры ЦАО Москвы. На самом деле никто табличку не снял. О новых подробностях этой конкретной истории, а также о других подобных случаях было рассказано на мероприятии. В пресс-конференции приняли участие: Василий Бойко-Великий, президент Русского культурнопросветительского фонда имени святого Василия Великого; протоиерей Димитрий Смирнов, глава Синодального отдела по связям с правоохранительными органами Московской Патриархии; Вадим Дормидонтов, экс-глава комиссии Моссовета по наименованиям. А также Андрей Кравчук, кинорежиссер, автор фильма «Адмирал»; Юрий Бондаренко, президент фонда «Возвращение» и доктор исторических наук Владимир Лавров.

 Президент Русского культурно-просветительного фонда имени Святого Василия Великого, президент агрохолдинга ОАО «Русское молоко» Василий Бойко-Великий:
— За последние недели весь Интернет пестрит сообщениями о переименовании улицы Большой Декабрьской в Большую Ваганьковскую. Сообщения об этом опубликованы в самых разных местах — от Ванкувера до Таджикистана. Это явно говорит о том, что тема назрела, и она волнует всех.
Есть сообщения прессы объективные, как газета «Известия» написала, но есть сообщения, которые, видимо, по какой-то случайности злой представляют событие это немножко в неправильном свете. Многие информационные агентства передают что-то в таком роде, что я лично в конце августа залез и поменял государственную табличку с Большой Декабрьской на Большую Ваганьковскую, а 1 сентября бдительная префектура заменила ее обратно. Неправда. Никакой государственной таблички никогда на доме № 3 по этой улице не было, во всяком случае, я ее, наверное, за лет 17 не видел ни разу.
Мы повесили где-то году в 1996-м, после ремонта здания, табличку стандартную Большая Декабрьская, дом 3, а в 2009 году, справа от этой таблички повесили Большая Ваганьковская, 3, чуть ниже «ранее Большая Декабрьская».
Эти все три таблички висят уже два года. Никто ни одну из этих табличек не снимал. Никакой путаницы это не вызывало, ни «скорая помощь» не путалась, ни пожарные, хотя, слава Богу, они к нам не приезжали, не было пожаров, граждане тоже не путались. Я думаю, многие нас даже благодарили, потому что объяснить, где такая Большая Декабрьская, ее москвичи не знают, но, может быть, сейчас узнали в связи с этим всплеском интереса, а так обычно объясняют, что это улица, которая идет от метро «1905 года» к Ваганьковскому кладбищу. А с учетом, я еще раз повторяю, что там висит еще две таблички, где написано, что это Большая Декабрьская, путаницы никакой не возникает.
Еще одно обвинение, которое я слышу в свой адрес, то, что мы это сделали незаконно и самочинно. Такое красивое православное слово — самочинно. Мы не делали это самочинно, потому что есть соборное решение Русской Православной Церкви о том, что надо обращаться к народу, властям о запрете рекламы и запрете прославления лиц, причастных к уничтожению русского народа, к гонениям на веру. Большая Декабрьская — это, несомненно, восхваление тех террористов и убийц, которые подняли незаконный мятеж в декабре 1905 года в Москве и стреляли по мирным людям, устраивали провокации. В результате этого восстания в Москве погибли сотни людей, оно было успешно подавлено царскими войсками, в том числе гвардейским семеновским полком, прибывшим из Петербурга.
Большинство террористов вообще не были жителями Москвы, это были приезжие, в основном из-за границы, наемники за деньги, такое «а-ля Басаев», но только без чеченского уклона. Пропаганда этого «замечательного события» террористического мятежа отражено в этой улице. А у нас, по действующему федеральному закону, пропаганда терроризма запрещена, однако название нашей улицы это рекламирует. Вот когда мы это осознали, мы не самочинно, а, следуя положениям этого закона о запрете пропаганды терроризма, повесили табличку «Большая Ваганьковская», которая отражает название этой улицы на протяжении трех веков нашей истории, и которая четко указывает путь к основному объекту, находящемуся на этой территории, — Ваганьковскому кладбищу. Здесь почивают великие русские люди, такие, как автор-составитель словаря русского языка Владимир Даль, поэт Сергей Есенин, поэт и певец Владимир Высоцкий, наши живописцы Суриков, Саврасов. Стыдно перед ними вот за такое название…
Нас некоторые обвиняют, что мы незаконно переименовали улицу. Конечно, это не так, мы не могли ее переименовать. Мы просто выразили свое мнение и отношение к этому названию. Могу привести еще один пример. Моя бабушка родом из села в Тверской губернии, на Волге. В царское благословенное время оно называлось селом Новым, а богоборцы его переименовали в честь кровавого убийцы Свердлова. Так вот в нашей семье никто это село в разговорах не называет селом Свердлово, хотя там висит официальная табличка. Все называют селом Новое, более того, большинство россиян, которые живут в этом селе, они тоже не называют село Свердлово, они называют село Новое. И мы эту улицу не называем Большой Декабрьской, мы называем Большой Ваганьковской. Это наше право на свободу слова и выражение к террористам и богоборцам. И никто нас не может заставить называть ее Большая Декабрьская. При этом закон мы не нарушаем и не меняем таблички на других домах, нам не принадлежащих. Но на своем здании и заборе, которые принадлежат организации ОАО «АРЗ-3», входящей в группу компаний ОАО «Вашъ Финансовый Попечитель», всегда будет висеть табличка «Большая Ваганьковская». И так же будет висеть достаточно долго «Большая Декабрьская», даже если, вскоре она официально будет переименована. Двойные таблички со старым и новым названиями — это нормальная практика, и они висят во многих городах России, в том числе и в Тюмени, где работал мэр Собянин.
Я не могу согласиться со своим коллегой по движению «Возвращение» в том, что при мэре Собянине не будет возвращено историческое название. Я думаю, что вскоре все исторические названия в Москве будут возвращены. Как-то не так давно мэр в интервью «Эхо Москвы» заявил, что странно, что требуют переименования улиц Войкова, хотя есть много других улиц, названных в честь других убийц. Я тоже думаю, что это странно. Мы требуем возвращения всех исторических названий в Москве, всех до единого, без изъятий. Во-вторых, требуем убрать имена и с новых улиц, которые не имели раньше другого названия, пропагандирующих террористов и насильников.

Когда происходит взрыв в метро или аэропорту, вся общественность начинает думать: ну, как же так, сколько мер безопасности предпринято, сканирующие устройства закуплены, ФСБ работает, почему же опять погибли люди? А самое ужасное, когда исполнителями этих преступлений выступают не чеченцы, выросшие в горах, а люди русские, перевербованные этими террористами, которые учились в наших советских школах. Так вот, наверное, одна из причин, почему они выступают террористами, потому что в советской школе им говорили, что террор — это нормально. Что большевики убивали миллионы русских людей — это нормально: ведь они же ставили благие цели. Ну, раз они поставили такие цели, значит, можно несколько миллионов русских людей убить ни за что. Сейчас имена этих террористов продолжают оставаться на названиях наших улиц. Надеюсь, что это скоро этому будет положен конец.
Здесь на столе лежат более 100 заявлений от граждан-москвичей, которые потребовали от мэра Собянина возродить историческое название Большой Ваганьковской. Еще сто, я просто не сумел захватить, то есть более двухсот заявлений уже поступило за последнюю неделю в адрес Собянина с требованием вернуть Большую Ваганьковскую.
В префектуре и управе, куда отправляются копии этих заявлений, их уже отказываются принимать. Говорят, слишком много принесли, и больше не надо.
Здесь я должен напомнить, что не так давно уважаемый наш президент Дмитрий Анатольевич Медведев, выступая по поводу праздника Дня Москвы, сказал, что власти должны учитывать и прислушиваться к мнению москвичей. Вот это — мнение москвичей, выраженное многократно. И мы требуем от властей, чтобы они прислушались к этому мнению и убрали все имена убийц и террористов, имена улиц, которые как-то напоминают о них из нашего славного города. Должен официально заявить, что, несмотря на требование префектуры Центрального округа и управы Пресненского района прекратить посылку заявлений, мы ее не прекратим. И граждане Москвы попрежнему будут требовать очищения наших улиц от имен этой мрази, которая виновна в геноциде русского народа.
Здесь присутствует уважаемый мной отец Димитрий Смирнов, который высказал такую мысль о том, что он на своем храме тоже поменяет табличку и вернет настоящее название улицы «Царская». Мы готовы профинансировать замену на всех храмах города Москвы, стоящих на улицах, носящих богоборческие имена, всех табличек. И установить там двойные таблички, которые не вводили бы в заблуждение граждан, но свидетельствовали о том, что есть настоящие, славные имена, а имена террористов должны уйти в прошлое. Мы также готовы полностью профинансировать переименование Большой Декабрьской официально в Большую Ваганьковскую. И за то, чтобы все было по закону.
Руководитель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами протоиерей Димитрий Смирнов:
— В современной конституции у нас источником власти в стране является народ, но, по многолетней традиции, чиновники себя ассоциируют с государством. Что не так — ведь чиновник это лицо, нанимаемое народом.
Вот поэтому я и решил поддержать после многократных попыток вернуть название улицы, на которой стоит один из моих храмов, со 2-й Хуторской на улицу Царскую, которой она и была всегда. Ибо улица идет параллельно царскому пути, по которому императорская семья приезжала из Петербурга в Москву и останавливалась в путевом дворце, на Санкт-Петербургском шоссе, которое носит имя самого большого злодея всех времен и народов Ульянова-Ленина.
Я предлагаю вместо, допустим, Ленинского проспекта, четвертый вариант — Столыпинский проспект. Нам говорят, это наша история, но четырехлетняя история нашей страны, — это Гитлер. Гитлер на нашей территории в течение четырех лет делал много дел, давайте проспект назовем Гитлеровским? А Гитлер был 13 лет правителем Германии, но где Гитлерштрассе? Почему не вернуть название, ведь это история немецкого народа? Почему имена садистов, сифилитиков и, в общем, агентов западных разведок, продажных наймитов, абсолютно бессовестных людей, ненавидящих русский народ, должно носить наше Калужское шоссе или Санкт-Петербургское шоссе? Вот это мне совершенно непонятно. Я уже ветеран труда, но мне бы хотелось дожить до того времени, когда эта вся мерзость уйдет.
Действительно, Василий Вадимович сказал, что воспитывают опять на каком примере, — на примере садистов, террористов. Ленин — главный идеолог красного террора. Я бы дальше пошел: надо ото всех этих идолов очистить городское пространство по всей России. Многие из этих идолов являются памятниками архитектуры и скульптуры. Надо свести их в одно место и водить туда экскурсии, и, вообще, должен быть у нас музей советского режима, даже стоит на это потратиться. Я даже сам создал такой проект 30 лет назад, но тогда это было на территории Казахстана. Я думал, что это будет голая степь и куб, а туда будет вести аллея, как  в Древнем Египте, а по обе стороны будут статуи Ленина и всей остальной, как помягче сказать, сволочи. Это давно пора сделать. Либо мы отказываемся от этого коммунистического нашего прошлого, либо мы так и будем стоять враскоряку, тогда не надо слезы проливать по поводу терроризма, который гуляет в нашей стране, потому что мы этими вещами террористов и прославляем.
Я действительно заказал архитектору проект новых табличек. У нас слово «Хуторская» нигде не висит, поэтому на своем храме я повешу, и пусть кто-нибудь попробует это снять! Однажды мы сделали забор вокруг храма, пришли из мэрии и сказали, что мы незаконно установили забор. А что они законно сделали с нашими храмами? А что с нашим духовенством? А что с церковными землями? Мы теперь в своей стране табличку на своем родном храме не можем повесить. Как что, так — закон, как бюджет воровать — закона нет. Это, конечно, вопиющее безобразие. Поэтому нужно опять все начинать.
Руководитель комиссии по наименованию улиц при правительстве Москвы в 90-х годах Вадим Дормидонтов:
— То, о чем мы говорим, в 90 процентах случаях относится к возвращению исторических названий. Это принципиально разные вещи: переименование и возвращение исторических названий. Возвращение исторических названий — это просто исполнение Христовой заповеди: «Не укради!» Ну, украли, насильно отняли, надо вернуть, что тут обсуждать? Неужели мы библейские заповеди будем обсуждать на общем собрании? Все кричат: давайте референдумы проводить, давайте народ спросим, а что мы спросить можем: то, что воровать не надо, что исправлять не надо зло совершенное? Другое дело, когда в отдельных случаях, точечных, предлагается новое название. Здесь, пожалуйста, собирайте народ в управах, обсуждайте, договаривайтесь, выслушивайте мнения, решайте.
Теперь хочу парочку слов сказать по той же теме, об одиозных личностях. Конечно, дело не в одном Войкове, за него уцепились, потому что понимают, что если нам удастся спихнуть его, то обрушится лавина. У нас десятки есть таких названий в Москве, чудовищных. Если бы люди знали, какими подвигами отличились лица, имена которых носят эти улицы, они бы рехнулись, наверное. Сейчас я не буду все это перечислять. Но, к примеру, возьмем Балакая. 75 тысяч человек за два месяца утопил в море, офицеров врангельской армии, которые не захотели добровольно уехать из Крыма, остались на своей родине, со своими семьями. Их всех взяли на учет, для того, чтобы якобы оформить на них амнистию…
Улицей Дыбенко, опять же, хотели назвать новую станцию метрополитена. Продлевается линия за метро «Речной вокзал», и что теперь, следующая станция тоже будет называться улицей Дыбенко?
Очень правильно отец Димитрий сказал, что, если уж руководствоваться такой логикой, что это наша история, тогда не то, что Гитлера, надо и Мамая, и Батыя вспомнить, и Чикатило, который 30 лет держал в страхе всю страну. Давайте бульварчик имени Чикатило назовем, если уж мы такие принципиальные люди и хотим буквально все это занести в скрижали нашей истории. Историю надо знать, ее надо помнить, ведь никто не предлагает вспомнить эти имена и эти факты, о них надо школьникам и студентам рассказывать, но их не надо пропагандировать. А появление научных указателей — это уже пропаганда, а не реклама; потому что любой человек идет и читает: «Улица Дыбенко», значит, достойный человек был, раз в честь него назвали улицу. Ребенок это автоматически считает: дядя Дыбенко — это хороший человек, а на самом деле — последняя сволочь и палач. Не знаю, есть ли необходимость сейчас вам зачитывать этот проект, скажу вкратце по разделам: всего 73 позиции.
Хочу обратить внимание, что никаких проблем не может возникнуть при возвращении к прежним названиям площадей. У нас такая практика существует, что дома не приписаны к площадям, они приписаны к ближайшим улицам. Так что на площадях нет ни одного дома и никаких проблем нет.
Довольно большой раздел — это возвращение исторических названий по храмам и монастырям. На каждой из этих улиц стоял или стоит храм или монастырь, но не должно быть имен террористов.
Доктор исторических наук, старший научный сотрудник ИРИ РАН Владимир Лавров:
— Большая Ваганьковская улица существовала 250 лет, с XVII века люди знали, по какой улице можно идти на Ваганьковское кладбище. Куда можно прийти по Декабрьской улице? Декабрьская улица возникла в 1922 году, таким названием коммунисты прославляли большевистский мятеж в декабре 1905 года в Москве. Куда можно прийти по улице в честь большевистского мятежа? Вот к этому мятежу можно и прийти, причем, сохраняя название 1922 года, сегодняшняя власть продолжает прославлять большевистский мятеж. И тем самым идеологически работает на коммунистическую партию. Парадокс, но факт. Факт абсолютный. Конечно, эволюционные топонимические перемены желательнее революционных перемен, но 15 лет ничего не происходит, никакой топонимической революции, полный мировоззренческий застой и даже попятные движения. Но ведь вернуться в ту же самую реку не удастся, нет больше иллюзий насчет коммунизма, нет соответствующей энергетики, которая была в 1917 году, даже в 20-е и 30-е годы. Куда мы можем вернуться? Не вернемся! Следовательно, надо решать проблему, но если мы ее не решаем, то происходит нравственная деградация. Наконец, 20 лет недавно исполнилось российскому государству. Для образованных и порядочных людей это — психологический рубеж. Что–то можно серьезное сделать за эти годы. Образованным и порядочным людям невозможно сейчас голосовать за очередной застой, который имеет место, прежде всего, в мировоззренческой сфере. Причем, исторический опыт учит: власть мало зависит от интеллигенции. Но когда власть с ней расходится, то это оказывается предвестником грядущих драматических, и, нередко, трагических событий. Вот такое, к сожалению, предчувствие есть.
Возвращение исторических названий, произведенное явочным путем митрополитом Хрисанфом в Вятке, предпринимателем Бойко-Великим в Москве или соответствующее заявленное намерение протоирея Димитрия Смирнова, это — поступки неравнодушных одиночек. Все эти поступки богоугодны и служат духовно-нравственному возрождению России, а за него стоит побороться.
И последнее — о надеждах. В прошлом году институт Российской истории РАН во второй раз обратился к мэру Москвы (в прошлый раз к Лужкову, теперь к Собянину) с просьбой улицу Дмитрия Ульянова, родственника Ленина, на которой находится институт Российской истории, институт археологии, журнал «Российская история», переименовать в улицу Ключевского. Исторические институты могут находиться на улице, которая носит имя замечательного историка. Причем, в Москве нет ни одной улицы, которая носит имя Ключевского. Американцы помнят, кто такой Ключевский, и его именем даже назвали планету. А мы знать не хотим, кто такой Ключевский. Лужков отказал, Собянин отказал — такова реальность.
Координатор движения «Возвращение» Юрий Бондаренко:
— Статья 15 Московского закона о
наименовании улиц, посвященная из-
менениям названий территориальных
единиц, когда можно менять по закону
Москвы:
1. Восстановление исторически сложившихся наименований, как мы дальше увидим, эта статья не работает, так как ничего не возвращают в Москве, но об этом позже;
2. При изменении статуса и функционирования первоначального названия соответствующего объекта. Например, расширяется улица, она станет проспектом. Поменялся статус, значит можно переименовать;
3. В целях дублирования, устранить дублирование наименований.
То, что сейчас к Москве присоединяются огромные территории, и там тоже, к счастью московских властей, есть Комсомольский проспект, тоже есть улица Ленина, Кирова и прочие. Их тысячи присоединяются.
Так вот что-то надо с ними делать. Вот мы предложили столичным властям, городской думе, и, соответственно, поставили в известность нового мэра, дополнить эту статью, внеся в нее пункт 4. Он очень коротенький: «Разрешить переименование в исключительных случаях: в целях отказа от использования в названиях имен, лиц, мероприятий, компаний, событий, которые не внесли значительный положительный вклад в развитие Москвы или России». То есть если человек не внес значительный положительный вклад в развитие Москвы, то его имя можно убрать по закону. Ничего экстремистского мы не предлагаем, мы лишь отказываемся от использования названий лиц, которые не внесли значительного вклада. Может, мы не знаем, какой положительный вклад внес Войков, может, он не только разрубил пятерых детей, но и еще что-то «положительное» сделал, например, наркотрафик организовал, будучи нашим послом в Польше? Может, он организовал вывоз культурных ценностей из Эрмитажа, с помощью дипломатической почты, не знаю, какие еще есть у него положительные достижения. Может он еще что-то «замечательное» сделал для нашей культуры, что надо его сохранить…
Топонимическая комиссия не собиралась и после наших заявлений и до этого, она три года не собиралась. Раньше ею руководил Виноградов, сейчас предполагается, что ей будет руководить Людмила Швецова. Предшественник Виноградова на этом посту, а ныне депутат городской Думы Анатолий Петров заявил, что придется менять учредительные документы юридическим организациям.

Это прямая ложь депутата городской Думы, ближайшего сподвижника Юрия Михайловича, поскольку нет такого документа в России, который бы указывал на необходимость изменения каких-либо документов в случае изменения названия, поскольку фактическое местонахождение не меняется. Соответственно, никаких документов, в том числе для БТИ, менять не надо. Это все высосала из пальца бюрократия, которая не желает чего-либо менять, которой нравится или не нравится советское название, ей проще ничего не менять. Но тот факт, что депутат городской Думы не знаком с законодательством страны, вопиющая некомпетентность.
Мы предлагаем возобновить процесс возвращения исторических названий, который бы включал в себя:
1. Возвращение названий валов и застав Камер-Коллежского вала, чтобы он не выглядел, как рваное полотно. Где-то советские названия, где-то старые, и так целостной картины, что мы находимся на валу, не возникает. Мы даже зачастую не задумываемся, что с нами сделали. Москва имеет радиальное строение, то есть от центра отходят улицы: Волхонка, Пречистенка, Тверская, между ними — переулки. Человек, находясь и видя, что это переулок, понимает, что находится между улицами, соответственно, он понимает, что один конец — в центр, другой — из центра. А он находится параллельно центру. Но когда переулки в советское время назвали улицами и другими именами назвали, то вообще все запутали. Мы предлагаем, хотя бы с Камер-Коллежским валом разобраться, тут 11 позиций.
2. Возвращение исторических названий данных площадям, улицам, переулкам по храмам и монастырям, поскольку как в столице, так и в Санкт-Петербурге, но в Москве чуть больше, нет церковных названий, связанных с церковью. В Петербурге ровным слоем вырезано все. Если сейчас новый губернатор Петербурга претендует на то, чтобы Питер стал духовной столицей, то, прежде всего, надо вернуть названия, связанные с церковью, коль он уже заявил об этом. То есть Рождественские улицы, Воскресенскую набережную, Николаевскую улицу.
3. Возвращение исторических названий топонимических объектов, носящих имена одиозных личностей и отдельные индивидуальные возвращения.
Кстати, забегая вперед, хочу сказать, что замечательная инициатива «Российского фонда культуры» Никиты Михалкова, Павла Пожигаева об увековечивании имени Петра Столыпина поддержана премьером России Владимиром Путиным. У нас пожелание: небольшому скверику рядом с Белым домом присвоить имя Столыпина и назвать этот же парк его именем.
У нас три предложения, связанных с именем Столыпина:
1. Все, связанное с именем Войко ва, поменять на имя Столыпина. Метро «Столыпинская», например. Надо обратиться к дизайнерам из Санкт-Петербурга и Москвы с просьбой поучаствовать в украшениях станции, поработать над интерьером и экстерьером. Я думаю, будет много желающих, даже на безвозмездной основе. То же и со Столыпинской улицей и Столыпинскими проездами надо сделать.
2. Есть в Москве магистраль, которая даже не в честь события, а в честь его годовщины названа — Проспект 60-летия Октября. Предлагаем, поскольку это значимая улица, назвать ее Столыпинским проспектом.
3. Поскольку к столице присоединяются земли, и в районе Некрасовки есть Комсомольский проспект, его можно оставить. А столичный — поменять на Столыпинский проспект.
Вот такие три предложения. Если какое-то из них будет услышано, то будет замечательно.


Подготовил Сергей Морев,
по материалам российских СМИ
 

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »