Понедельник, 20 Мая, 2019 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Первая неделя по пятидесятнице


Многоразличнейшими подвигами подвизались они в удалении от мира и в самом миру, каждый по своему снискав благодать Святого Духа, освятившую его. Светлее звезд светят они с высоты умного духовного неба, освящая пути нашей жизни в этом мире.

Каждого из нас они зовут к святости, то есть, к очищению сердца, к освящению жизни, к освобождению от подавленности грехом, к уничтожению похоти плоти и очес. К святости, которая есть раскрытие в нас образа Божия, данного в присущей каждому человеческому сердцу силе чистой, возвышенной любви, придавленной и обезображенной страстной похотливостью… Святые, сияющие дивной своей светлостью от Света присносущного, зовут и нас к просветлению, к преображению и к озарению, к осиянию жизни своего сердца тем же светом, чтобы таким образом предначалась во времени жизнь вечная и для каждого из нас. Наши сердца жаждут жизни, достойной вечности.
Да укрепит же Господь в сердцах наших, трепетно отзывающихся на призыв к святости, нашу слабую волю. Да утвердит в безмерности Своей к нам любви наш порыв идти по пути исполнения Его заповедей и, главное, заповеди любви, идти по предлежащему перед каждым верующим пути подвига и труда в напряжении всей своей творческой энергии, всех своих творческих сил на любом поприще — и чисто духовного, но также и мирского делания. Воссиявший во Святых свет Твой присносущный да воссияет, Господи, и нам грешным!
К каждому верующему из глубины веков обращен призыв: будь свят… По примеру призвавшего вас Святого и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: «Будьте святы, потому что Я свят» (Лев 14,2) (1 Петра 1,15). Каждого из нас Церковь зовет стать святым, потому что Бог, сотворивший человека по Образу Своему, то есть, по образу Своей святости, ждет действенного раскрытия каждым из нас вложенного в нас Своего образа.
И какое множество людей отзывается на этот зов! Какое множество чтимых сегодня всех святых украшает умное небо Церкви, аще и затворены суть мощи их во гробех. Людей богоугодной жизни было много, и теперь их много, и всегда их будет много и должно быть много, потому что нет человеческого сердца, не жаждущего жизни, достойной вечности. А вечности достойна святая жизнь. В вечность вводит и вечности принадлежит то, что мы зовем святостью.
Что такое святость? Что мы чтим в святости, перед чем в ней склоняемся в глубочайшем уважении, с трепетно бьющимся сердцем? В святости «изображает» себя — по слову Апостола — Сам Христос (Гал.4,19), и потому святость является образом соединения со Христом.
Приятие Духа Святого есть приятие Его даров. Обладающий ими в их полноте обладает снисходящим таким образом на землю и в душе человека открывающимся Царством Небесным. Так как Царство Небесное, Царство Божие это, ведь, правда, мир и радость о Дусе Святе (Рим. 14,17), то в святости мы чтим Царство Божие. Вот почему святость, как образ откровения Самого Бога и Его Царствия и есть вечность, принадлежит вечности и вводит в вечность имеющего ее.
Святость есть действенное раскрытие в нас образа Божиего. Ряд священных даров Духа, даруемых святым, открывается любовью, которая долго терпит и милосердствует, не завидует и не превозносится, своего не ищет и не раздражается, все покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит…». (1 Кор 13,4–7).
Никогда никого не звала и не обязывала Церковь к уходу из жизни. Призыв к святости никогда не означал призыва к бегству из мира, к ненавидению мира, к отвержению его. Мир и сотворен не для того, конечно, чтобы человек мог и должен был отвергаться его. Нас звала, зовет и всегда будет Церковь звать ненавидеть зло в этом мире. Зов к святости есть зов к преодолению зла в мире, к просветлению жизни мира, к ее преображению, а не уничтожению, к угашению, к отвержению ее.
Произведения искусств мы творим, живя в миру. В миру мы думаем и делаем открытия научные, изобретаем; в миру мы любим, мы создаем свои семьи, воспитываем детей. В миру созерцаем красоту, стремимся к ней, хотим ее, хотим с нею добра и истины.
Наш труд, наше творчество — безразлично в какой именно сфере деятельности: в чистой ли науке, в искусстве — наши отношения с людьми, наша семейная жизнь, многообразные наши общественные обязанности и нужды, все наше мирское делание, вся наша жизнь в миру имеют вечный, а не иллюзорный смысл и ценность. И не только не препятствуют, а способствуют, могут способствовать, могут быть условием для достижения святости. Только бы жизнь эта была не упоением миром, только бы не относились мы к радостям ее с похотью, а была бы она нашим служением высшему Добру, Красоте, Истине, служением людям, окружающим нас: нашей Родине, нашему обществу, семье, нашему делу, потому что творческое служение есть выражение любви. В творчестве деятельно раскрывает себя Любовь. Любовь — это творчество, творчество — это любовь; нет Любви, оторванной от творческой стихии. Действенное же раскрытие в себе сил любви есть раскрытие в себе образа Божия, в чем и состоит святость. Вот почему призыв быть святым не только не означает, что отзывающийся на него должен отвернуться от мира и уйти из этой жизни, но, напротив, утверждает и должен утверждать верующего в его естественном и здоровом стремлении активно участвовать в общем жизненном творческом процессе, во всем том, что направлено к утверждению в жизни всеобщего добра, справедливости, блага.
Вчитайтесь в наставления русских святых, обращенных к нам: преподобного Сергия, посылающего в княжеское войско двух своих иноков, Серафима Саровского, говорившего о своем тысячедневном стоянии на камне: «томлю томящего мя» и потом встречавшего каждого приходившего к нему не иначе как из последней глубины сердца вырывавшимися словами — «радость моя». Вспомните наставления Оптинского старца Амвросия в ответ на вопрос, как надо нам жить? «Надо жить не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать». Это потому что святые отцы хорошо знали и понимали   другое, сказанное о мире тем же великим апостолом любви: «Кто говорит — я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого  не видит». (1 Ин.4,20).


Протоиерей
Всеволод Шпиллер
Богоявленский
патриарший собор в Москве,
15 июня 1952 года

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »