А ты не путай свою личную шерсть с государственной!


 

А ты не путай свою личную шерсть с государственной!

 

Совет народных комиссаров 90 лет назад, 16 октября 1920 года издал постановление «О сборе и продаже за границей антикварных вещей». На основании этого постановления была создана организация с беспримерно откровенным названием «Антикварный экспортный фонд».


Ну, что ж. Яснее ясного. Революционная мораль. Народу золото, бриллианты не нужны. Нужны тракторы, хлеб и, вообще, много чего нужно. Ну, а, кроме того, - творческое развитие Маркса. Тот писал, что победивший пролетариат будет делать из буржуйского золота унитазы. А это сама по себе буржуазная категория. Проще надо быть. Тем более что народ лозунг революции «Грабь награбленное» воспринял…

 

Мы сейчас даже не о том, что распродажа национального достояния началась не в годы индустриализации, при Сталине, а еще в 1920, при Ленине. Хотя само по себе это тоже показательно.

 

Уже тогда, в 1920, молодая советская власть столкнулась с тем, что «грабь награбленное» - это только первая часть формулы. Награбленным, виноват, экспроприированным, в глазах народа, надо было дорожить. А как же. Это теперь ваше. Выяснилось, что народ-то как раз относится к этим ценностям по-хозяйски. И узнав, например, что брачная корона императрицы Екатерины Великой всплывает на аукционе «Сотбис», делает вывод такой - не уберегли.

 

Кроме этой короны в 1926 всплыл за рубежом уникальный бриллиантовый меч императора Павла Первого, коллекция императорских пасхальных яиц Фаберже, ну, и «по мелочи», украшения с платьев той же Екатерины Великой, гроздья бразильских бриллиантов и индийских изумрудов - примерно 2000 штук. И все это произвело неожиданно неприятный эффект.

 

В спешном порядке Антикварный экспортный фонд пришлось переименовать в звучащий строго и весомо - Алмазный фонд РСФСР. Устраивать публичные выставки сокровищ этого фонда в Колонном зале Дома Союзов, чтобы продемонстрировать, что у нас все учтено, все ценности на Госхранении. Хотя по сути ничего не менялось. Вот, из буклета выставки: «При советской власти эти сокровища зажили новой жизнью, они, так или иначе, примут участие в общей созидательной работе». То есть, власть пыталась сказать, что все равно всем этим сокровищам дорога туда, где ожерелья, колечки и короны - вещь индивидуального пользования. А общественное мнение с этим не соглашалось. И выражало мысль другую, ту самую, которая позже выльется в знаменитое: «А ты не путай свою личную шерсть с государственной»…

 

Обозреватель радио «Вести ФМ» Андрей Светенко.