Как христианин христианину


Уважаемый Василий Вадимович! Написать это письмо меня подвигло Ваше обращение к сотрудникам холдинга, Ваши выступления в СМИ и дискуссии, в которых Вы участвовали, ставшие достоянием общественности.
Прошу меня простить, что обращаюсь к Вам в письменной форме и отнимаю Ваше время на его чтение, но опасаюсь, что мне не удастся в устной форме выразить точно свое отношение к произошедшим событиям.

В любом случае я хочу выразить Вам свою поддержку — как христианин христианину. Вы вступили в духовную битву с миром, для которого понятие «грех» находится где-то в области перехода дороги на красный свет — то есть, понятно, что нехорошо, но и не очень стыдно.
Участники передачи «Культурный шок» на радио «Эхо Москвы» пытались Вас оскорбить тем или иным способом, не подвергая анализу самую главную причину событий — разговор о грехах. Именно этот разговор должен был (на мой взгляд) состояться с Вашим участием, чтобы выявить духовную основу Вашей позиции. Но, увы, этого разговора либо никому из той аудитории было не нужно, либо он очень болезнен для подобного рода публики. Опять же, к моему глубокому разочарованию, и работники СМИ, и участники дискуссии были сконцентрированы либо на юридическом аспекте события, либо на личных горделивых амбициях сектантского толка, хотя во главе угла находилась и должна была бы обсуждаться духовная составляющая Вашего обращения к сотрудникам холдинга.
Но с другой стороны, в этом и была Ваша победа. Ведь никто из участников разговора ничего не предлагал. К сожалению, эти умные и по своему добрые люди не заметили, что выполняли установку: оболгать, высмеять Вас, разрушить Вашу позицию. Они ничего не предложили создать, что-то сделать, что-то предпринять конкретно, чтобы народ прекратил разрушать себя, умерщвлять душу и тело, чтобы перевести борьбу со злом из абстрактных сфер во вполне конкретные обличия.
Но даже если говорить о юридической составляющей проблемы, почему-то никто из тех, кто высказывался, не подверг анализу динамику изменений законов государственного установления и Законов Слова Божия. Если первые постоянно меняются в течение жизни одного поколения, то Слово Божье неизменно от Начала. И именно Слово Божье дало человечеству ориентиры для формирования и личности, и государства. Такой анализ неизбежно расставил бы все приоритеты — от чего сейчас человек должен быть более защищен — от увольнения или смерти.
Россия за последние 100 лет приобрела колоссальный опыт как поступательного движения Православного в своей духовной основе государства, так и воинственного безбожия, язычества и забвения. Следствия и того, и другого (в том числе и экономические) хорошо известны. Поэтому крайне неприятно было слышать, что разговор умных и образованных людей о такой деликатной, и вместе с тем с системообразующей вещи, как избежание греха, свелся к очернению Вас лично, выставлению Вас в качестве неадекватного человека.
Опять же поразительно было слышать, как эти умные (хочется надеяться на это) люди искусны в защите своих «завоеванных» прав на грехи в общем, и на аборты в частности. Только за рамками передачи осталось — приняли бы они, например, педофилию, гомосексуализм в свои семьи, через своих детей? Все они герои, когда говорят о чужих грехах, о чужих смертях. Но никто из них не спешит ни с кем на поприще, и в гроб ложиться ни с кем не спешит.
Увы, они полагают, что МКАД гарантирует им неприкосновенность их миров и жизней, и что кто-то будет и дальше заботиться об их «аквариуме». Никто не воспринял ни жару, ни пожары, ни смог, как предупреждение и знаки хрупкости всего, что с нами связано. Боюсь, никто из них не знает, как живет провинция в России, как вымирают целые деревни от пьянства и непотребства.
Иосиф Бродский, обращаясь к выпускникам американского колледжа, говорил: «… вы больше жаждете делать добро в той или иной Южной Африке, чем по соседству, и охотнее откажетесь от любимого лимонада, чем вступите в нищий квартал». Это, на мой взгляд, очень точная формулировка современного гуманизма, которое нам теперь подсовывают как бесценное завоевание человечества.
Возвращаясь к услышанному в передаче «Культурный шок», хочу сказать, что никто за терминами «увольнение» не захотел (или не смог) увидеть борьбы со злом. Причем, злом не абстрактным — злом «вообще» (как это сейчас очень модно), а злом конкретным, находящимся рядом. Участники дискуссии говорили о людях, только как о работниках — то есть, тот самый сталинский посыл о винтиках в машине. При этом никто не говорил о человеке, как о душе живой, который в первую очередь жив отнюдь не рабочим местом и не карьерой в той или иной компании, а источником гораздо более благородным.
Опять же безверием и безбожием меряют всех по себе и по своим страхам. То есть, страх потерять работу для них гораздо реальнее, чем страх перед убийством — вот в чем был ужас. Работа, деньги, благополучие стали эквивалентом жизненной правоты или удачливости работников. При этом самых упорных на этом поприще презрительно называют «офисным планктоном». Единственное, что их оправдывает — опять же слова Господа нашего Иисуса Христа: не ведают, что творят.
Поэтому еще раз прошу меня извинить, уважаемый Василий Вадимович, что отнял у Вас время на чтение этого письма. Но, прекрасно осознавая, какую реакцию вызовет Ваша позиция у сильных мира сего, прошу принять мою христианскую поддержку и молитвенное участие.
Я достаточно трезво понимаю, что мое письмо к Вам, как к руководителю холдинга, по такому неоднозначному поводу и с таким посылом, может быть истолковано превратно. И в этом случае надеюсь на Бога.
Пусть Господь укрепит Ваше мужество.