Паралимпиада - чудо, которое нужно превратить в обыденность


Наш корреспондент Анатолий Кочетов побывал на паралимпиаде в Сочи, и вот какие впечатления он оттуда вынес.

Поехать в Сочи на паралимпиаду, причем на весь срок ее проведения, я окончательно решил в самый последний момент. Убедили друзья, они же взяли на себя львиную часть затрат на мои поездку и проживание. 6 марта скорый поезд уже уносил меня в Адлер.

Я поселился в очень удобном номере с балконом на 4 этаже санатория «СССР». В комнате было два стола - один нормальный деревянный, другой - пластиковый (видимо, для отдыха на балконе). Так же находились пару пластиковых и один деревянный стул, двуспальная кровать. В наличии были телевизор небольшой, холодильник, стеклянный кувшин, пару стаканов и открывашка для консервных банок. Больше всего мне понравился в номере санузел - просторный, весь выложен кафелем.

… Впечатление от происходившего на стадионе было не описать словами. Такой драйв и душевный подъем нужно испытать. Сорокатысячная чаша, заполнена до самых краев. На сцене происходило что-то яркое фееричное. Фантастика: весь мир смотрел это в прямом эфире, прильнув к экранам телевизора, а мы, казалось, от всего этого находились на расстоянии вытянутой руки. Постановка и фантазия Эрнста и компании превосходила все мыслимые ожидания. Когда на арене появился сначала украинец, а затем сборная России, трибуны просто вставали и ревели стоя, заглушая все аплодисментами. Потом бы ледокол, коловший лед непонимания, залпы салюта, клятвы спортсменов, тренеров и судей, поднятие флага, многочисленные речи. А перед тем, как зажечь олимпийский огонь, все уже соскочили со своих мест и высыпали на балконы стадиона.

9 марта 2014 года день выдался теплым солнечным. До сочинского вокзала от меня было с полсотни километров. Кому не понятно, что такое Сочи - поясняю. Город Сочи - это прибрежная полоска суши длинной в сотню с лишним километров. Я жил в Адлере (это район в Сочи, собственно, в нем и находится Олимпийский парк) на улице Ленина, которая тянется вдоль всего пляжа. Пока шел по тротуару, чувство уюта и комфорта не покидало меня. Все дорожки ровные, выложенные фигурной плиткой. Больше всего мне понравились пологие съезды с тротуаров. Наклон начинается делать за 6-7 метров. Очень удобно по нему спускаться даже без коляски на больных ногах. Вспоминая, как обустроены тротуары у нас в Рузе и Тучково, прихожу в ужас. На каждом перекрестке олимпийской столицы машины ДПС с патрулем. Те, кто бывал на заграничных курортах, в один голос заявляли, что теперь Сочи ничуть им не уступает. А в чем-то даже и превосходит. Судить не берусь, но я реально ловил кайф от паралимпиады, от отдыха. Ощущение нереальности происходящего не покидало меня.

Приятно «шокировала» атмосфера доброжелательности, что царила здесь, поразило отношение волонтеров и просто простых людей к инвалидам. А от доступности города для людей с ограниченными возможностями я до сих пор не могу прийти в себя. Хотелось бы, чтобы так у нас было везде.

Медиа-центр оказался на берегу моря. Помещался он в каком-то огромном дворце. Со стороны моря дул пронизывающий холодный ветер. От этого было немножко неуютно. Когда я заходил во внутрь, немного волновался. Думал, вдруг опять из-за каких-то нестыковок не пройду аккредитацию. Но все обошлось. На получение заветного бэйджа в пластике ушло несколько минут.

… Не знаю почему, но мне всегда хотелось воочию увидеть соревнования по горным лыжам. Есть что-то фантастическое, захватывающие и романтичное в этих заснеженных вершинах и стремительных скоростях, на которых лыжники, зигзагом огибая ворота, мчатся по склонам к финишу. Я постоянно смотрю это манящее чудо по телевизору. И мне очень досадно от того, что наши горнолыжники в конце рейтингового зачета.

Собираясь в путь, я прекрасно отдавал себе отчет, что в горах намного холоднее, чем на равнине. Поэтому с утра долго судорожно соображал, что мне на себя надеть. В конечном счете, облачился в легендарную факелоносную ветровку, и красную пуховую безрукавку. Ни свитера, ни головного убора с собой не взял.

Автобусы в утренний час шли на поляну переполненные. Все спешили на соревнования. Но мне любезно уступили место на переднем сиденье. Я огляделся вокруг - все, относительно меня, было тепло одеты. Немного поежился, но тут же переключился на великолепный горный пейзаж. Где-то в глубине души я в эти минуты сильно жалел, что никогда не смогу встать на горные лыжи. Так хотелось с ветерком прокатиться по этим пленительным склонам…

В Красной поляне нас ждала пересадка на другой автобус до Розы Хутор. Где-то в горах после непродолжительной поездки мне пришлось снова сменить автобус.

… Вновь тщательный досмотр - проверка паспорта, билета, личных вещей. Затем на лифте мы поднялись на мост. Пройдя по мосту через ущелье, и отстояв очередь, я, вместе с другими болельщиками, взобрался в пластиковую прозрачную кабинку фуникулера. Парить над горами - удовольствие особое. Словами его не опишешь - это нужно испытать. Внизу поросший лес, маленькие домики, извилистая ленточка дороги, излучены горных речек, а напротив тебя проплывают белые снежные вершины. Кстати, пользование канатной дорогой во время паралимпиады тоже было бесплатным.

Все-таки волонтеры на играх - великое дело. Без них просто не реально было бы испытать всех прелестей зимних, жарких, наших игр. Они помогали везде и во всем. Благодаря им, я взобрался в кабинку фуникулера. Благодаря волонтерам же, вылез из нее.

Они же провели меня на горнолыжный стадион. Увидев переполненные трибуны, я почувствовал себя маленьким мальчишкой из провинциального рабочего поселка, оказавшимся на каком-то нереально большом празднике. Такого восторга, драйва и подъема не ощущал давно. Соревнования уже шли вовсю. Я немного запоздал. Ребята-волонтеры поинтересовались, хочу ли я взобраться на свое место на трибуне или желаю сесть здесь возле бортика на одном из ярусов? Карабкаться по ступенькам мне не хотелось, я предпочел сесть чуть ближе. Мне принесли стул.

Погода в этот день стояла замечательная. Сияло солнце, столбик термометра перевалил за отметку +20 градусов. Мои опасения оказались напрасными. Рядом со мной сидели девчонки канадки. Они что-то чирикали на своем языке, периодически отбивая кому-то эсэмски. На ярус ниже были парни в оранжевых костюмах - видимо, голландцы. Солнце пекло нещадно. Парни, лишенные всяких комплексов, отстегнули свои ножные протезы и просто нежились от тепла.

Впереди перед глазами у нас виднелись съезды двух трасс и огромный экран, показывающий в режиме он-лайн выступление спортсменов.

Если честно, горные лыжи лучше смотреть по телевизору. Там ты четко видишь все нюансы прохождения трассы спортсменом, все виражи. К тому же графика и бегущие секунды тут же наглядно показывают, удачно или не удачно лыжник проходит дистанцию. На стадионе все это наблюдать сложно. Я, со своей близорукостью, не видел бегущие цифры и прочие расклады даже с большого экрана. Благодаря комментаторам на стадионе (комментарии шли поочередно на русском и английском языках) складывалась, конечно же, какая-то картинка происходящего. Но это все равно не то. Ты просто видишь небольшого человечка, чуть больше точки, пересекающего финиш.

Но если вы хотите почувствовать пульс соревнования, ощутить дух олимпизма и паралимпизма на себе, однозначно - нужно идти на стадион. Чтобы видеть с какой неподдельной радостью и теплотой зрители приветствовали каждого спортсмена. Такое впечатление, что здесь все трибуны болели за всех. Просто нереальный был дух всеобщего братания и доброжелательности!

Самое интересное, такого количества людей с инвалидностью я не видел нигде. Здорово, что у всех было хорошее настроение. Здесь же на стадионе я познакомился с Женей Чуриковым из Адыгеи. У молодого человека также, как и у меня, ДЦП. Он занимается конным спортом. Является чемпионом России по выездке. В общем, я уже знаю за кого буду болеть на летней бразильской паралимпиаде.

А еще мне в этих горах понравилась местная девушка Алена, приехавшая вместе с мамой поболеть за горнолыжников. Глядя на нее, я подумал, что красоту русских девчонок не может затмить даже тяжелый недуг.

На арене в Розе Хутор в это день был реальный праздник. После цветочной церемонии спортсменов обступили болельщики. Мне очень хотелось снять россиянина, бронзового призера сегодняшнего заезда. Но подступиться к нему было явно не реально. Я окликнул одну из волонтерш в пестрой куртке. Она оказалась иностранкой - здорово шпарила по-английски, но по-русски ничего не понимала. Я же не говорю ни на одном иностранном языке. Тем не менее, мы друг друга поняли. Волшебные были те мартовские дни. Она, как могла, сделала мне несколько кадров на мой фотоаппарат.

Затем я пока стоял в очереди для посадки на «Шатл» (так там маршрутки называли) фотографировал улыбчивых девчонок-волонтеров.

Потом мы вновь зависали над горами в пластиковых прозрачных кабинках. Мне нужно было срочно добраться до Красной поляны и ехать в Олимпийский парк, где меня уже ждали соревнования по керлингу.

… Забыл упомянуть еще об одной вещи. Воздух в горах - фантастический. Так легко мне давно не дышалась.

Когда спускались на фуникулере, закладывало уши. Причем, у всех. Видимо, от перепада давления. В Красной поляне мне предложили добраться до Олимпийского парка на электричке.

Вагоны у электропоезда неплохие: кресла индивидуальные, спинки высокие - можно шею расслабить, бегущая строка с информацией, наглядная схема движения написана аршинными буквами, кондиционер, проводники… В принципе, это наш подмосковный «РЭКС», но с местами для инвалидных колясок. Один недостаток - ходят редко. Интервалы между рейсами большие. Прокатился я на электричке с превеликим удовольствием.

Так я доехал до Олимпийского парка. На платформу вышел не спеша. Ноги за полдня уже устали - мышцы были скованные. До проходной парка меня довезли на инвалидной коляске – оказывается, и такая услуга там была предусмотрена для инвалидов.

В парке, чуть-чуть постояв в очереди, я сел в электрокар. В этих коротких поездках я всегда пытался знакомиться с соседями, перекидываясь парой-тройкой фраз. Все-таки я, как журналист, хотел иметь более полную картину впечатлений людей о соревнованиях и этом фантастическом празднике жизни.

На этот раз моим попутчиком оказался председатель ВОИ Удмуртии. Он сказал, что приехали они за счет общества вчетвером. Я поинтересовался, по какому признаку он отбирал достойных.

- Все очень просто, - пояснил он. - Взял самых активных районных председателей. Зарплату мы никому не платим. Хоть так поощрю рвение людей к работе.

Резонно.

Пройдя билетный контроль, мы очутились на территории дворца «Ледяной куб», где всю паралимпиаду проходили соревнования по керлингу на колясках. Первое, что поразило и одновременно привело в восторг - это пандус, ведущий на высокое крыльцо дворца. Он был в несколько маршей. Угол наклона там был не значительный. Многие люди, идущие на своих ногах, также предпочитали подниматься по нему. Впрочем, высота ступенек и перила там тоже были очень удобны. Я очень быстро поднялся по ним.

В самом «кубе» было чуть-чуть прохладно. Намного холоднее, чем в этот день в горах. Волонтеры опять подобрали мне более удобное место, чтобы я не карабкался по лестнице. Вот керлинг лучше смотреть в живую. Там, как на ладони, видны все четыре дорожки. Правила игры здесь не очень сложные: каждая команда по очереди пускает камень в мишень. Чем больше камней одной из команды оказываются ближе к «десятке», тем больше очков команда набирает по окончании раунда. Причем считываются камни только одной команды. И как только после первого, второго или третьего (и т.д.) камня ближе к центру оказывается камень соперника, подсчет прекращается. В принципе, ничего сложного. А вообще, керлинг - это что-то среднее между шахматами и бильярдом - нужна твердая рука, необходимо просчитывать отскок и постоянно требуется думать.

Все это захватывает не по-детски. Уже через пять минут мне мои соседи начали разъяснять, как лучше поставить гард и с какой стороны требуется жахнуть неприятельский камень.

Наши ребята успешно в это день громили американцев. Тревоги за них не было. Поэтому многие переключились болеть очень симпатичную команду с аббревиатурой «GBR» (одновременно на четырех дорожках шли четыре поединка).

Все было очень здорово. Выходя, с керлинга, я немного грустил. С крыльца «Ледяного куба» открывался фантастический вид на площадь «Плаза», где горел олимпийский огонь. Я упросил прохожих снять меня на фоне этой красоты.

В этот вечер к себе в «СССР» я возвращался чуть раньше. На мою удачу, еще работала столовая возле остановки «Изумруд». Там меня встретили, как родного и сытно покормили. На этом и закончился еще один мой интересный и насыщенный день.

… 13 марта меня ждал второй полуфинальный матч по слейдж-хоккею. В этой игре встречались сборные США и Канады. Выходило, что весь день был свободным. На мое счастье, ливший накануне сплошной дождь прекратился, и наконец-то выглянуло солнце. Опять повеяло летом.

После завтрака я прошелся по сувенирным магазинчикам, что были около моего санатория за отелем «Весна». Там прикупил себе пару небольших плюшевых белых олимпийских мишек и красную бейсболку с надписью «Я люблю тебя, Россия!» Все-таки на хоккейной встрече нужно быть соответственно экипированным.

Времени оставалось - вагон, и я решил еще разок прокатиться до большого Сочи. Мои новые знакомые, что дежурили в подземном переходе, рассказали мне о памятниках Семену Семеновичу Горбункову с семьей и Лелику с Гошей Козодоевым - героям из «Бриллиантовой руки». Сценки из начала фильма, когда провожали папу на теплоход «Михаил Светлов». Они стояли у морского вокзала. Мне вдруг очень сфотографироваться рядом с Никулиным, Папановым и Мироновым. Ведь неизвестно, когда еще попаду в этот славный город.

Сказано - сделано. На вокзале я душевно потрепался с ребятами-волонтерами из Краснодара. Потом проехался на автобусе по городу, прошелся вдоль кромки Черного моря и наконец-то нашел возле магазина спортивных товаров с детства любимых мной киногероев. Еще погуляв чуть-чуть по Сочи, я отправился прямо в Олимпийский парк. Уже в автобусе узнал, что наша сборная по слейдж-хоккею вышла в финал.

… На полуфинале, уже под трибунами «Шайбы», рассуждая об итоге предстоящего матча, я сказал волонтеру, что желательно бы, чтобы победили канадцы, но сегодня победят американцы, потому, что они сильнее.

Матч мне показался очень интересным (слава Богу, у меня была возможность все хорошо рассмотреть). Невероятно захватывающе было наблюдать, как ребята виртуозно управляются этой слейдж-лыжей. При этом одной клюшкой отталкиваются, а другой наносят удар по шайбе. Канадцы очень старались, но американцы «сделали» их на классе. Весь матч я восхищался, как канадские и американские болельщики поддерживали своих. Но наши тоже не отставали, заглушая и тех, и других зычным: «Россия! Россия!»

После хоккея ощущения праздника не покидала меня. У себя на остановке я появился в первом часу ночи. Только здесь почувствовал, что сильно проголодался.

Столовая уже была закрыта. Но в этом же здании с другой стороны был ресторан. Я зашел, попросил официанта сделать мне бутерброды с колбасой с собой на выход. Молодой парень предложил подождать и чаю попить, пока готовят. Я так и сделал. Когда принесли бутерброды в контейнере, естественно, поинтересовался, сколько с меня.

- Бесплатно. Кушайте на здоровье, - сказал официант.

Я сказал, что мне так брать неудобно.

- Да будет Вам, мы от чистого сердца, - сказал парень.

Вот такое оно было мое паралимпийское Сочи.

На 14 марта у меня была запланирована поездка на биатлон на стадион «Лаура». За это время я уже привык к ранним побудкам и завтракам. Нужно отметить, что в огромном (этажей в десять) в здании санатория «СССР» в разгар паралимпиады жило чуть более десятка человек. Я познакомился с группой ребят, приехавших из Вологды. Один юноша среди парней был на коляске. Отмечу, что санаторий был неплохо подготовлен к приему колясочников. Пандус - под нужным углом, грузовой лифт в наличии имелся. Единственное, чего я не заметил, это наличия номеров с широкими дверями.

В этот день было намного холоднее, чем тогда, когда я ездил на горные лыжи. Мне пришлось надеть на себя все теплые вещи. У меня их было не так много: вязаный свитер, куртка-ветровка, безрукавка-пуховик и бейсболка с надписью «я люблю тебя, Россия». Любой путешествие в Красную поляну для меня казались романтичным. Прав был Высоцкий: «Лучше гор могут быть только горы».

Автобусы, фуникулер с пластиковыми прозрачными кабинками, огромные лифты с плавным ходом и я в заснеженной Лауре. Здесь реально было холодно. Такое впечатление, что я вновь в подмосковную зиму вернулся. Биатлонисты бежали 13 марта свою стайерскую дистанцию (15 километров). На паралимпиаде это шесть стартов. Сначала дистанцию проходят биатлонисты-мужчины, что лишены ног и передвигаются на своеобразных санях, отталкиваясь лыжными палками. Потом женщины той же квалификационной группы. Затем на старт выходят те, кто бегает стоя. Также две гонки - отдельно мужчины, отдельно женщины. И в заключение две гонки совершают слабовидящие. В общем, действо часов на шесть.

Биатлон с трибуны смотреть интереснее, чем горные лыжи. Но все-таки для ярых фанатов прямая телевизионная трансляция - более подходящий формат. А вот переполненные через край трибуны – это нечто! Так вдохновляет, заряжает энергией! Все-таки сумели мы из паралмпиады сделать большой праздник. Я просто наслаждался, фотографируя болельщиков.

На трассе Роман Петушков мчался к своей пятой золотой медали. Вся трибуна его неистово поддерживала. А я просто не мог поверить, что вижу все эти исторические события живьем. Здесь много и правильно говорили о железной воле парлимпийцев. Согласен, Рома и те, кто с ним рядом - великие люди. Но все-таки здорово, что у него и в личной жизни все сложилось.

Однако день выдался на редкость холодный. Комментатор даже объявил, что впервые за всю олимпиаду и паралимпиаду на Лауре стоит минусовая температура. Было хоть и -10 градусов, но за два часа стояния у бортика мои ноги в кроссовках подмерзли серьезно. Даже танцы под барабанный оркестр меня не согрели. Разумно рассудив, что триумфальную победу Романа Петушкова и наших девчонок я уже видал, что вполне достаточно, я отправился назад на Красную поляну. Не хватало мне еще простудиться накануне финалов!

В Красной поляне я сел в ГолАЗ. Этот автобус был приспособлен под перевозку людей в инвалидных колясках. Задняя дверь этой междугородней модели двухстворчатая, из порога выдвигается электроподъемник. В течение пары минут коляска оказывается в салоне, где для нее отведено специальное место. Там коляска фиксируется ремнями безопасности.

… На остановку «Изумруд» я приехал в самый разгар рабочего дня. В подземном переходе представитель брянского завода подъемных механизмов Елена проверяла работу подъемника для колясок. Хоть где-то у нас есть качественная безбарьерная среда.

… Уже в автобусе меня застал звонок моей закадычной приятельнице Жанны, благодаря которой я уже посетил все театры Москвы.

- Ты в Сочи? А что ты мне не сказал, что поехал? Все Тучково рассматривает твои фотки в «одноклассниках».

Так я узнал, что в родном поселке стал знаменитостью.

Увы, паралимпийцам вручали медали на Красной поляне. Посмотреть мне это грандиозное действо так и не удалось. Зато у меня было время пофотографировать парк в ярком свете нейлоновых фонарей…

15 марта. В этой круговерти и постоянно интересной суете я так и не успел заметить, как потихоньку паралимпиада подошла к концу. Пришла пора финальных матчей. У меня была возможность посмотреть финал по керлингу и финал по слейдж-хокеею.

Впервые за всю паралимпиаду я приехал на матч по керлингу вовремя и даже чуть пораньше. Видимо, зря сломал традицию. В этот день у наших ровным счетом ничего не получалось.

Канадцы изначально считались фаворитами. Но, положа руку на сердце, могу сказать, что ничего виртуозного они не показали. Та же сборная России в поединках на предварительной стадии больше поразила меня своими выверенными ударами, хладнокровными расчетами, уверенностью в игре. А тут ребят, как подменили - промах за промахом. Скорее всего, сборники просто, наверное, устали физически и морально не были готовы побеждать.

Наша сборная делает первые шаги в керлинге. Мечтали о третьем месте. А тут выход в финал на фаворита. И не так, оказывается, страшен черт, как его малюют. Но не готовы мы тогда были побеждать…

На торжественном закрытии и награждении, естественно, наша сборная получила самые большие овации. Как никак, ребята выиграли «серебро».

Может паралимпийский спорт захватывать, но лишь при условии, что в него играюь мастера большого класса.

Чем хорош зимний олимпийский форум в Сочи, так это тем, что все спортивные объекты там в шаговой доступности. Для того чтобы пройти от арены «Ледяной куб» к арене «Шайба» мне понадобилось всего минут 10-15. Я даже успел с земляками из Железнодорожного сфотографироваться - их приехало четверо.

Весь матч болельщики орали, как сумасшедшие, подгоняя своих ребят. Небольшой кучки американских болельщиков просто не слышно было за нашим громогласным «Россия! Россия!»

Да и ребята на поле старались. Американцы потели. Но в одном эпизоде наши нападающие вместо броска сделали лишнюю передачу. В другом - бросок получился не точный. Где-то сборную США выручил их вратарь. А гол, как говорят, мы себе сами привезли. Наш защитник, начиная атаку от своих ворот, решил сделать диагональную передачу через центр (детская ошибка). В результате перехват. И свой выход один на один американский нападающий исполнил именно так, как должен исполнять нападающий его уровня. Обидно - этот гол решил судьбу «золотых» медалей.

Лично я после этого матча понял, что у нас есть сборная, победы которой не за горами… Так что на награждении внутри меня чувства досады от поражения были смешаны с чувством уверенности, что я скоро увижу громкие победы этих ребят. И прекрасная американская сборная еще наплачется от них.

Перед сном зашел в полюбившейся мне ресторанчик, попил чаю. В воскресенье мне оставалось увидеть лишь закрытие на «Фиште».

16 марта - последний день паралимпиады. Жившие со мной в «СССР», ребята из Вологды отправились на последние старты в горы. Я же ждал вечера и последнего аккорда этого замечательного праздника.

Напоследок прошелся по улице Ленина. Проехался на автобусе от «Изумруда» до «Известей». Мне очень хотелось заснять тротуары с желтой тактильной плиткой для слабовидящих, наземные переходы с лифтами. Не могу сказать, что в Сочи все предельно идеально в плане безбарьерки, но лучше подготовленного в России города наверняка сейчас нет. Было бы здорово, если бы здесь сделали большое количество круглогодичных реабилитационных центров для людей с нарушением опорно-двигательного аппарата.

Помню, что впервые относительно приспособленный город для езды на инвалидных колясках я увидел в Саках в 1991 году. Меня тогда сильно поразило большое количество колясочников, свободно раскатывающих по улицам. Это было так необычно. Я даже помню, что кому-то помогал преодолевать на коляске мелкие барьеры. Позже в «АиФ» прочел, что некоторые из тех, кто получил травму позвоночника, специально меняли квартиру и переезжали в Саки, чтобы жить автономно и независимо. Кто-то создавал свои артели, находил свои половинки.

Так вот, я подумал по этому поводу, что нашей стране нужны государственные программы о доступной среде, доступном обучении, реально работающая программа трудоустройства инвалидов. И очень, наверное, нужна программа обеспечения жильем молодых инвалидов и инвалидов с детства. Ведь заработать себе на квартиры могут лишь считанные единицы из этой категории граждан. А от наличия или не наличия своего жилья во многом зависит возможность устройства своей личной жизни. И если мы сейчас хоть бы один единственный город в стране сделали доступным для инвалидов, то, может быть стоит начать строить там и выделять жилье для инвалидов. Ведь это будет большой шаг в плане интеграции человека с ограниченными физическими возможностями в общество.

Пока я щелкал фотоаппаратом на остановке «Известия», на несколько минут перекрыли трассу. Зеваки сразу стали подходить к краю дороге. Через считанные мгновения промчался большой кортеж из микроавтобусов с затемненными стеклами. А я все думал, что президент передвигается на лимузине. Буквально тут же все опять задвигалось, и город зажил обычной жизнью.

… Я про себя думал: коль мы строим единое интегрированное общество, то и олимпиада у здоровых людей и инвалидов должна быть общая. Вообще, было очень приятно наблюдать, как наглядно изменилось отношение простых людей к людям с ограниченными физическими возможностями. Исчезла какая-то озлобленность, наконец-то к инвалидам стали относиться, как к равным. И, главное, город стал на много удобнее. Так хочется, чтобы все эти вещи, поразившие меня на паралимпиаде, стали обыденностью.

На торжественном закрытии стадион вновь был забит до отказа. Представление снова получилось ярким, красочным, необычайно насыщенным. Больше всего меня поразил мужчина, лишенный ног, взобравшийся на одних руках по канату куда-то под облака. Ну, и, конечно же, я был в восторге от массовых танцев на колясках. Как мне потом удалось узнать, исполнителей этого номера с родственниками свозил со всей России. В концовке представления опять выехал огромный ледокол, символизирующий крушение стереотипов.

Все пролетело, как одно мгновение и от этого было немного грустно. Когда все вышли на улицу, лил страшный дождь. Ждать гольфкара не было смысла. Проще было пройти пару километров пешком. За неделю я ноги натренировал неплохо, а потому шел свободно.

До автобуса я дошел минут за 25. Уже в номере обнаружил, что джинсы и красная безрукавка у меня промокли насквозь. Пришлось срочно все развешивать на батареи. На мое счастье, к утру уже все высохло.

17 марта после завтрака я уже собирал вещи. Во второй половине дня меня ждал самолет на Москву. Немного печально было прощаться с гостиницей «СССР», где ко мне очень тепло и по-доброму отнеслись.

В один из дней я как-то нечаянно разбил плафон у ночника. Немного расстроился, сообщил об этом горничной. Она сказала, чтобы не переживал из-за ерунды. Когда я вернулся с соревнований в номер, уже висел другой ночник, на более удобном месте. А для телевизора мне принесли переноску и водрузили телевизор со стула на место.

Часа в два дня я вышел из номера. Заказанное накануне такси, уже ждало меня. Ехать пришлось не долго. В аэропорту меня всюду сопровождали ребята-волонтеры. Так что мороки с переносом вещей не было. Еще раз огромное спасибо им за все!

Тем же рейсом, что и я, летело трое колясочников. Обслуживающий персонал отнесся к ним предельно внимательно. Всех аккуратно посадили.

Признаюсь честно, от первого в своей жизни полета я получил массу удовольствия. Было как-то необычно зависать в молочной пелене облаков. Через два часа из субтропического Сочи я переместился в заснеженное Подмосковье, где меня встречал папа. Так закончилась моя волшебная сказка.

Анатолий Кочетов. Материал публикуется в сокращении.