Пятница, 14 Мая, 2021 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Будет ли полиция защищать нас и наших детей?


На рузских полях ежедневно калечится зерноуборочная техника. Кто поручится, что уже завтра жертвами вредителей не станут живые люди? Кто может гарантировать безопасность и здоровье наших детей? И есть ли среди перепоясавшихся портупеями-кобурами стражи порядка, чья совесть останется невозмутимой при виде искалеченного земляка? Тайна сия великая есть, или нет тайны никакой, а есть лишь привычная российским органам работа «с закрытыми глазами» (не станем огульно охаивать профессионалов — наши сыщики работать умеют. Когда нужно «нужным» людям?..)
…Некоторые люди, не имея возможности удовлетворить свои потребности законным порядком (к примеру, заработать на автомобиль или палку колбасы), порой преступают черту, и совершают грех воровства. То есть идут на преступление из корыстных мотивов. Эти деяния, четко оговоренные Уголовным Кодексом, всячески порицаются общественной моралью, но, тем не менее, о таких случаях иногда мы говорим: «Можно понять, пусть и невозможно простить».

Есть же категория правонарушений, которые нельзя ни простить, ни понять. Например, это злодеяния, на которые идут люди, влекомые собственной злобой. (В англоязычных странах для обозначения таких ситуаций даже имеется специальный термин — hate crime, то есть «преступление на почве ненависти», которые караются там с особой строгостью.) Частным случаем таких правонарушений являются акты вандализма: от поджога дачи нелюбимого соседа до осквернения ветеранских могил.
Этим летом волна подобных преступлений прокатилась и по Рузскому району. Правда, в жертвы этих злодейств вандалы готовили не воинские захоронения, а хлебоуборочную технику «Русского молока». Впрочем, это отличие не меняет характера побудительных мотивов преступления: во всех случаях основным движителем является ненависть. Пожалуй, иначе трудно объяснить поджоги комбайнов в летнюю страду и жестокие убийства бессловесных животных на фермах агрохолдинга. Сейчас неизвестные (заметим, пока неизвестные) вандалы освоили новую тактику: по ночам они расставляют кованые «ежи» для повреждения зерноуборочной техники. Несколько комбайнов и грузовиков временно выведены из строя. Уголовные дела по факту преступлений полицейскими возбуждаются неохотно: даже в случае откровенного поджога комбайнов в Углыни дело долго «гуляло» по различным службам и «экспертизам». Похоже, та же ситуация складывается и вокруг расстановки в полях железных штырей. Между тем, убытки от вредительства достигают полумиллиона рублей в день, регулярно происходит срыв графиков сельхозработ.
К слову, сотрудники «Русского молока», на этом веку перевидавшие многое, рассказали корреспондентам «Рузского курьера», что с подобным они не сталкивались ни разу — даже при переделе собственности в суровые 90-е, когда законом был не человек в фуражке, а плечистый бандит в спортивном костюме. Никто из старожилов не припомнит случая, чтобы ночные подонки так лихо и столь безнаказанно били под дых человеку труда. (И, кстати, давайте на минуточку представим, что случилось бы с ночными мародерами эдак в 1937 году…).
Беспредел на полях на днях стал темой информационного сообщения представителей Отдела МВД «О соблюдении правопорядка на территории Рузского муниципального района», заслушанного районным Советом депутатов. В первой части доклада майор полиции ярко живописал успехи своего ведомства на ниве борьбы с преступностью. Но когда речь зашла об актах вандализма на полях агрохолдинга, полицейский утратил задор. Депутаты так и не услышали от докладчика внятных ответов на свои простые вопросы: что сделано для раскрытия преступлений, очерчен ли круг подозреваемых и что делается для предотвращения подобных вопиющих случаев.
Конечно, у полицейских велико искушение закрыть глаза на злобные проделки вредителей. Еще бы: люди-то не пострадали, а новую технику сельхозпредприятия купят снова (между прочим, каждый заработанный рубль хозяйства агрохолдинга пускают в дело, которое кормит тысячи жителей района, задействованных в сельскохозяйственной сфере). Как говорится, можно расслабиться. Но лишь до поры до времени от самопальных «ежей», по ночам расставляемых саботажниками в полях Рузского района, ломаются ножи у комбайнов и крушатся жатки. Далеко не все убытки, понесенные агрохолдингом, покроют страховые компании. Во всяком случае, вынужденный простой механизаторам, заработок которых напрямую зависит от выработки, страховщики уж точно компенсировать не станут. Таким образом труженики полей и их семьи понесут вполне ощутимый финансовый урон. А завтра жертвой завистливых подонков может стать механизатор, спрыгивающий с подножки комбайна на торчащий из земли кованый штырь, или, упаси Господь, наши дети, собирающие кукурузу на полях агрохолдинга. Что тогда скажут господа полицейские их родителям? Вряд ли получится отмахнуться от требующих справедливости граждан, дескать, отстаньте, мы, мол, ведем расследование.
«Русское молоко» ни у кого не просит материальной помощи: рузская земля богата тружениками, способными вырастить хороший урожай, убрать его, накормить коров и получить молоко, любимое потребителем далеко за пределами Рузского района. Но наши люди, выполняющие тяжелую и столь необходимую работу, требуют защиты. И полиция обязана им ее предоставить.


Максим Ганжерли, Алексей
Гамзин, фото Василия
Масалова, Сергея Морева

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »