Воскресенье, 9 Мая, 2021 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Травы, травы...


Еще десяток лет назад рядом с нашим подмосковным садоводческим товариществом было прекрасное клеверище. Поле радовало и зеленым весенним ковром, и летним алым цветением, и осенними стогами душистого питательного сена. А сегодня здесь начавшееся было наступление мелколесья на бывшую пашню все более отступает от растущих как грибы коттеджей…
Подобное отношение к кормопроизводству — примета нашего времени. И не только в столичной области. Посевы кормовых культур из года в год ужимаются. По подсчетам ученых Всероссийского научно-исследовательского института кормов имени В. Р. Вильямса, за последние 20 лет производство грубых и сочных кормов снизилось в четыре раза. За последние пять лет заготовки фуража уменьшились на 20 процентов. И если расход кормов в расчете на условную голову скота сейчас несколько больше, чем в 1990-е годы, то лишь потому, что стадо КРС и овец уменьшалось еще более высокими темпами.

По данным Минсельхоза России, сельхозорганизации заготавливают в последнее время за год от 21 до 22 миллиона тонн сена, 5,7–6,5 миллиона тонн сенажа, 26,5–27,4 миллиона тонн силоса и от 200 до 600 тысяч тонн кормовых корнеплодов, 50–60 тысяч тонн травяной муки. К сожалению, констатируют эксперты, продолжается оставаться низким качество объемистых кормов, без которых немыслимо скотоводство, овцеводство, козоводство. Только половина из общего объема заготовленных в сельхозорганизациях сена, сенажа, силоса (50–60 процентов) кондиционны, оцениваются первым и вторым классами качества.
Главное, в объемистых кормах не хватает белка. В сене и силосе содержится менее 10 процентов протеина, в сенаже — 12 процентов, что значительно ниже нормы. Общий дефицит протеина в кормах ученые в настоящее время оценивают более чем в 1,8 миллиона тонн. Это незаменимого продукта кормления недостает в объемистых кормах свыше одного миллиона тонн, а в концентратах — 750 тысяч тонн. Низкое качество фуража компенсируется перерасходом на 30–50 процентов объемистых кормов и концентратов, в первую очередь зерна.
В чем причины нынешнего состояния кормопроизводства? По мнению директора ВНИИ кормов Владимира Косолапова, сказался ряд факторов. Начать с того, что снизилось техническое оснащение отрасли, резко упало применение удобрений и средств защиты растений.

Статистика лишь подтверждает это утверждение. Помнится, в начале этого десятилетия, когда готовилась очередная программа по сельхозмашиностроению, специалисты сетовали: парк кормоуборочных комбайнов сократился с 94 тысяч в 1995 году до 72 тысяч в 1998 году. Увы, в 2010 году их осталось 25 тысяч — на две тысячи меньше, чем годом ранее, причем, половине более десяти лет. Скукожился и устарел физически и морально парк травяных сеялок, косилок, пресс-подборщиков. А предусмотренные Госпрограммой на 2008–2012 годы объемы закупок техники для кормопроизводства сорваны. И, похоже, безнадежно…
Разрушена система семеноводства трав и других кормовых культур, считает тот же Владимир Косолапов. Прекратились работы по улучшению природных кормовых угодий и по созданию культурных пастбищ. В большинстве хозяйств применяются отсталые технологии заготовки, хранения и использования кормов, неэффективная структура посевов. На больших площадях дает о себе знать эрозия.

Явно недооценивается, например, роль многолетних трав, обогащающих наши почвы органикой, говорят ученые. В ряде регионов их доля должна быть увеличена в 2–2,5 раза. Только в этом случае может быть остановлена эрозия почв, обеспечена лучшая защита от участившихся засух. Азбучная, вроде бы, истина, но пока что наша пашня ежегодно теряет гумуса до одной тонны на гектаре. Лишь единичны случаи доброго отношения к другим категориям земель, являющимися потенциальным источником кормов для сельскохозяйственных животных.
А ведь речь идет о преобладающей части сельскохозяйственных угодий. Под производство кормов используется более половины российской пашни. Для продуктивных животных, прежде всего для крупного и мелкого рогатого скота предназначены 91 миллион гектаров природных кормовых угодий и 325 миллиона гектаров оленьих пастбищ. До них руки — а, главное, финансирование! — просто не доходят.
А между тем, это могут быть очень эффективные инвестиции. Скажем, при окультуривании пастбищ в три-пять раз повышается их продуктивность. Удельный вес затрат на корм при пастбищном содержании крупного рогатого скота по сравнению со стойловым снижается в два раза: с 60–65 до 30 процентов в структуре расходов. Естественно это сказывается на снижении себестоимости молока и говядины.
Специалисты по кормлению скота обращают внимание и на такой факт. Сегодня на ряде молочных комплексов у дорогостоящих, часто приобретенных за рубежом коров наблюдается короткий продуктивный период — он ограничивается двумя-тремя лактациями. При использовании лугов и пастбищ срок службы высокопродуктивных буренок составляет семь-восемь лет и более, при этом они дают молоко высокого качества. И это особенно актуально для фермерских и личных подсобных хозяйств.
Ученые отрасли считают, что сейчас вполне реальная задача — производить объемистые, грубые и сочные корма с оптимальным соотношением энергетического и белкового питания. Такие корма могут обеспечить суточный надой молока от коровы в 20–25 килограммов. Даже без концентратов!
То есть, имеется хороший шанс упрочить зерновой баланс страны. Который достаточно хрупок, что и показал минувший засушливый год, когда животноводы пострадавших от стихии регионов готовы были ехать за сеном за сотни и тысячи верст.
Большие сомнения в том, что картина может кардинально измениться в ближайшие годы. Даже скромные планы по техническому перевооружению кормопроизводства, обозначенные в пятилетней аграрной госпрограмме до 2012 года, сорваны. Вот и в прошлом году, при намеченной поставке на село 3500 кормоуборочных комбайнов, фактически селянам удалось закупить менее половины машин (1628). А что обещает недавно обнародованный проект госпрограммы на 2013–2020 годы, точнее, его подпрограмма «Техническая и технологическая модернизация, инновационное развитие»? За восемь лет на село намечено направить 13,7 тысячи зерноуборочных комбайнов — в среднем по 1700 штук в год. О какой серьезной модернизации и инновациях речь, если половина нынешних агрегатов представляет технику вчерашнего и позавчерашнего дня?
И еще один показательный факт, наглядно характеризующий отношение некоторых правительственных структур к важной отрасли АПК. Летом нынешнего года руководство ВНИИ кормов получило распоряжение Росимущества (Федеральное агентство по управлению государственным имуществом), которым из землепользования института изымаются 68,4 гектара — почти пятая часть используемых учеными сельскохозяйственных угодий.
Причина изъятия не указана. Может эти земли «гуляют»? Все отведенные институту 364 гектара сельхозугодий используются строго в соответствии с Земельным кодексом, пишут ученые — доктора наук, лауреаты Госпремий России и СССР премьер-министру России. На 173 гектарах проводятся длительные, стационарные и краткосрочные опыты; на 108 гектарах размещен севооборот по производству семян оригинальных сортов кормовых культур; 83 гектара отведены под производственно-экспериментальные пастбища и сенокосы. Под вопросом — создание клеверов нового поколения, яровой и озимой вики, незаменимых для производства кормового белка и обогащения почвы азотом в лесной зоне страны. Под угрозой многолетний труд и надежды десятков ученых и специалистов.
Но все это нипочем чиновникам Росимущества. В очередной раз интересы будущего отечественного АПК игнорируются.


Юрий Савин 

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »