Суббота, 20 Апреля, 2019 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Смерти нет


Смерти нет

 

На страницах «СМ» мы открываем цикл публикаций, в которых будут подниматься самые вечные темы, испокон веков волнующих человечество: жизнь, смерть, любовь … И здесь у каждого из нас неизбежно возникают вопросы, порой кажущиеся неразрешимыми. За ответами мы обращаемся к Православию. Сегодня мы беседуем с настоятелем Покровского храма в Богородском и храма Святителя Спиридона Тримифунтского в Беляной горе иереем Сергием Ереминым. И в дальнейшем отец Сергий готов ответить на вопросы наших читателей, которые мы просим направлять в редакцию газеты «Рузский курьер» по почте или задавать их по телефону.

 

«Смерть страшна, потому что она знает обо мне все, потому что она обладает мною, распоряжается мною, как госпожа своим рабом. Христианство дает знание о смерти и о будущей жизни, уничижая этим власть смерти. Да, и о христианине смерть знает все, но он знает о ней ровно столько, чтобы не бояться ее.

Христианство превращает смерть из убийцы во врача, из незнакомца в товарища.

Сколько б ни рассуждали о смерти атеисты и интеллигенты, она для них остается незнакомкой, явлением, не вписывающимся в круг жизни, явлением потусторонним, потому что они не имеют знания о смерти. Мы боимся в темноте хулигана, потому что он не знаком нам, мы не знаем его намерений, а с близким человеком и в темноте встреча становиться радостной».(Из дневника нашего современника — оптинского послушника Игоря Рослякова (В постриге Игорь принял имя Василия. В Пасху 1993 года иеромонах Василий (Росляков) был зарезан сатанистом в Оптиной пустыни.)

Отец Сергий

- Первая наша беседа посвящена такой непростой теме – смерти. Она касается каждого из нас, все мы теряли своих близких, никто не избежит собственной кончины. Каково отношение православной церкви к этому скорбному событию?
- Тема действительно очень сложна и обширна. Разобраться подробно не хватит и целой серии публикаций. Давайте сегодня попробуем рассмотреть лишь самый верхний пласт.

С точки зрения православной церкви наше пребывание в земной жизни – это очень короткий отрезок, миг в масштабах вечности. Почему человек боится смерти? Он боится того, чего не знает. Ведь оттуда еще никто не возвращался. Есть, конечно, свидетельства людей, перенесших клиническую смерть, но по ним мы не можем судить в полной мере, что за этой гранью. Сметь для православного христианина – естественное и неизбежное событие, продолжение самой жизни, это событие в природе человеческой. Это момент перехода от земной жизни в жизнь вечную. И не даром святые отцы этот переход называют не смертью, а успением. Конечно, потерять близкого человека очень тяжело. И зачастую родные и близкие не хотят с этим мириться, считают это несправедливым. Особенно, когда речь идет о кончине молодого человека, ребенка. Истинный христианин должен принять эту данность со смирением и кротостью. Здесь действует уже не земная логика, речь идет о Божественном промысле, о человеке, который нам постичь не дано. О чем причитают убитые горем? «На кого ты нас оставил?», «Как мы без тебя?» Иными словами, тяжело само расставание, разлука. О самом покойном речи не идет. Православные верят, что у Господа ему будет хорошо. Ведь в том мире «нет ни болезней, ни вздохов, ни печали» – говорится в молитве. К тому же, зачастую смерть для покойного – избавление от страданий. Когда человек встречается со смертью, для него это всегда глубокое духовное переживание, иногда – сильный шок. Но, тем не менее, в этот момент необходимо, прежде всего, начать молиться за усопшего.

- Что происходит с усопшим за гранью жизни, какова его участь?

- По слову апостола Павла, благодаря смерти, христиане достигают того, к чему стремились при жизни - Христа. В послании к Филлипийцам апостол пишет: «для меня жизнь - Христос, и смерть – приобретение» (1:21). Христианину легче смириться с потерей близкого человека и со своей собственной кончиной, потому как он верует в жизнь вечную. Согласно откровениям святых праведников, в первые три дня душа находится в тех местах, где совершала добро. Ангел-хранитель показывает новопреставленной душе райские обители и бездну ада. Потом ее ждет частный суд, на котором ей определяется временное место пребывания, по делам ее. «В доме отца моего обителей много» - сказал Иисус Христос. Для каждой души находится пристанище, в зависимости от его земной жизни – либо райские кущи, либо гиена огненная. Сама душа уже не может ничего изменить. Но люди, оставшиеся на земле, могут ходатайствовать молитвенно перед Господом о спасении этой души. Поэтому наш долг – молиться обо всех, кого помним. При втором Пришествии нас всех ждет Страшный суд. Каждому из нас суждено воскреснуть, и крещеному, и некрещеному, и праведному, и неправедному. И тогда душа воссоединится с телом. «Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века». Какова будет эта жизнь вечная для каждого из нас – зависит от сегодняшней, земной жизни.

- Стихийные бедствия, катастрофы с множеством жертв. Как понять эту массовую гибель людей? Грешников или праведников Господь собрал вместе, чтобы забрать?

- Думаю, ни то и не другое. Нам не дано знать промысел Божий. У нас, людей есть временные рамки. А для господа все сейчас – нет ни прошлого, ни будущего. Возможно, для кого-то это плата за грехи, для кого-то – окончание праведной жизни, а кому-то Бог послал смерть во спасение, видя, что если он останется на земле, его дальнейшая жизнь будет погибельна для души. Как нам умереть и когда, решает Господь, заботясь о пользе для нашей души. Кому-то Господь дает старость, а возможно болезни и страдания, с тем, чтобы человек подумал о прожитой жизни, успел покаяться.

- Батюшка! Существует множество поверий, ритуалов, связанных со смертью. Завешивают зеркала, останавливают часы, ставят водку с куском хлеба, и так далее. Правильно ли это с православной точки зрения?

- У русского народа самым причудливым образом срослись языческие и христианские представления, получился некий синтез – это уникальное явление. И, естественно, с таким пугающим явлением, как смерть, связано огромное количество суеверий, предрассудков, ритуалов. Зеркала, часы - к Церкви это не имеет никакого отношения. Впрочем, у некоторых ритуалов есть вполне разумное объяснение. Скажем, вымыть пол после покойника – здесь не нужно искать какую-то мистику – это просто вопрос гигиены. Не нужно уподобляться язычникам. Кому мы ставим эту водку и хлеб? Для кого оставляем конфетки на могилке? Покойному это не нужно, а если хотите, чтобы его помянули – лучше раздайте эти конфеты. А то порой доходит до абсурда – кладут в гроб любимые вещи покойного, кидают деньги в могилу. Это фараонов собирали в загробный мир со всем скарбом – оружие, еду, жену, любимого коня…

- А как православная церковь относится к поминальному обеду после погребения?

- В поминальной трапезе нет ничего плохого, когда собираются родные, близкие, вспоминают новопреставленного. Можно и рюмку выпить. Но не напиваться до беспамятства, что, к сожалению, тоже случается.

- С чем связана традиция хоронить покойного на третий день, поминать на девятый и сороковой день?

Такие традиции существуют не у всех православных христиан. Так, у восточных народов это не практикуется. Третий день – день Воскресения Христа из мертвых. На девятый день Христос явился ученикам, показал Фоме свои раны и уверил всех апостолов в Своем телесном Воскресении. А в сороковой день Господь вознесся на небо, указав всем христианам путь в Царствие Небесное.

- Когда человека постигло такое горе, как смерть близкого человека, он хочет хоть что-то еще сделать для него. Обустраивает могилу, ставит памятник…

- Несомненно, место погребения должно быть ухожено. Культ предков нам достался еще из дохристианских времен, из славянского язычества. Это уважение к памяти предков. Но и тут не нужно переусердствовать. Ставят какие-то невероятные склепы, шикарные памятники. Для кого мы это делаем? Исключительно для себя, для удовлетворения собственного самолюбия. Рано или поздно все это пойдет прахом, а для покойного от этих архитектурных изысков нет никакой пользы. На могиле православного христианина должен стоять крест. Следует помнить, что это место, где лежит только прах. А тот, кого мы любили, должен жить в нашем сердце, в молитвах. Главное, что мы можем и должны сделать для покойного, это молиться о нем, поминать. И в домашней молитве, и в храме, в особом месте, которое называется канон, можно поставить свечу и помолиться, и во время богослужения, можно подать заупокойную записку на литургию. По нашим молитвам те, кто от нас ушел, могут получить облегчение, прощение и спасение в вечной жизни.

- Раз уж речь пошла о ритуале погребения, как относиться к кремации? Возможно ли такое погребение для православного христианина?

Церковь не осуждает христиан, выбирающих по тем или иным причинам кремацию, хотя данный обряд и не принят в Православии. Это не может повредить душе покойного. При втором пришествии Христовом все люди будут воскрешены в своих телах, даже те, чьи тела были полностью разрушены, так что и кремация не влияет на посмертную судьбу человека.

- Отец Сергий! Рождение и смерть дается человеку Господом. Но бывают разные ситуации, в том числе и такие, когда не хочется жить. И тогда человек решает добровольно расстаться с жизнью…

- Господь не дает человеку креста больше того, который он может понести. «Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор.10:12-13).

Православие считает самоубийство самым тяжким по последствиям грехом. Человек, совершивший это по своей слабости, из отчаяния, уже не имеет возможности покаяться при жизни и не может быть оправдан после смерти. Мужество не в том, чтобы расстаться с жизнью, а в том, чтобы пережить все беды и невзгоды. «... претерпевший же до конца спасется» (Мф. 10:22)

Адская бездна становится вечной обителью самоубийц. Таких людей не отпевают и не поминают в церкви. Сказано: «аще убиет сам себе человек, ни поют над ним, ниже поминают его». Никакие муки – ни телесные, не душевные не могут служить оправданием такому выбору. «Ах, если бы знал, какая радость, какая сладость ожидает праведного на небе, то ты решился бы во временной жизни переносить скорби с благодарением. Если бы эта келия была полна червей, и они бы всю жизнь нашу ели нашу плоть, то и тогда надо бы на это со всяким желанием согласиться, чтобы только не лишиться той небесной радости!» (св. преп. Серафим Саровский).

- А если человек сознательно идет на смерть ради других?

- Самоубийство надо решительно отличать от самопожертвования!
В России мы знаем много случаев когда солдаты шли на смерть ради спасения жизней других людей. Подвиг Александра Матросова, подставившего свою грудь под пулеметную очередь, летчики, которые сознательно шли на таран, Зоя Космодемьянская, принявшая мученическую смерть. Бог есть Любовь. А Любовь - это, прежде всего, самопожертвование. Вспомните, что «нас ради человек и нашего ради спасения» Господь взошел на Крест. Сказано: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 39). Но сказано и другое: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 9). Добровольно Господь идет на смерть, добровольно предает себя в руки палачей, и добровольно умирает, хотя мог бы спасти себя как всемогущий Бог. Но Он идет на крест. Поэтому Сам Господь ведет человека в той ситуации, когда требуется жертва его жизни. Церковь почитает подвиг мучеников, пожертвовавших ради Господа своей жизнью. Православные также чтят подвиг тех, кто отдал жизнь на поле брани за Отечество и ближних своих. Но в то же время мы осуждаем самоубийство - ведь человек не приносит себя в жертву, а отвергает жизнь как Божий дар.

- В последние годы развернулась активная полемика вокруг эвтаназии. С одной стороны, это, конечно, самоубийство, но с другой – акт милосердия неизлечимо больным. Ведь телесные муки терзают не только самого больного, но и его родных, близких, которые не в силах ему помочь…


Справка «СМ»

В переводе с греческого “эвтаназия” — это «благая смерть» (от греч. эв — хорошо, танатос — смерть). Впервые термин был использован в XVI-м веке Фрэнсисом Бэконом для обозначения «легкой», не сопряженной с мучительной болью и страданиями смерти, могущей наступить и естественным путем. Как отмечал Бэкон: «Долг врача состоит не только в том, чтобы восстанавливать здоровье, но и в том, чтобы облегчить страдания и мучения, причиняемые болезнью…». В XIX веке эвтаназия стала обозначать «умерщвление пациента из жалости». В годы третьего рейха в фашистской Германии принудительной эвтаназии, то есть попросту убийству, подвергали в целях «очищения расы» пациентов психиатрических клиник. А со второй половины XX века в мире вновь развернулась дискуссия вокруг легализации эвтаназии уже из соображений гуманности.

- Эвтаназия – это, возможно, еще более тяжкий грех, чем самоубийство, поскольку сочетает в себе и самоубийство, и убийство. Как после этой «процедуры» должен чувствовать себя врач? Преступая заповедь «не убий», врач не просто отрекается от своего призвания. Он обрекает себя на вечные мучения.

Справка «СМ»

В тексте клятвы врача России, читаем: «получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь …никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии». Напомним, что в основу клятвы российского врача легла клятва Гиппократа. Согласно тексту клятвы Гиппократа уже в IV веке до нашей эры врач обещал: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла».

Епископ Бронницкий Амвросий прокомментировал эту проблему следующим образом: «Эвтаназию нельзя рассматривать иначе, как форму скрытого или открытого сатанизма. Разлучение души от тела, так же как и рождение человека принадлежит только Богу. Только Он является источником воскресения, жизни и упокоения. Ужасно, когда врачей, призванных охранять здоровье и жизнь людей, предполагают сделать орудиями убийства»

- Бог дает человеку - в последний раз – шанс пересмотреть свою жизнь, покаяться, подготовиться к смерти, выстроить свои отношения с Вечностью. А человек его отвергает. Логика очень простая: если уже нечего взять от жизни, ее следует прекратить. Он не желает этих сиюминутных страданий, обрекая себя тем самым на страдания вечные. Это время, когда человек еще может поднять свои глаза к Небу. Принять Святое крещение, принести исповедь, собороваться и причаститься.

В случае если человек имеет высшую цель, он пройдет сквозь любые страдания и боль. Поэтому истинный христианин никогда не выберет такого избавления от страданий, как эвтаназия.

Беседовала Анна Гамзина.
Фото автора.
Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »