Вторник, 26 Мая, 2020 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Российская топонимика отражает шизофреническое состояние общества


 

Российская топонимика отражает

шизофреническое состояние общества

 

Российская топонимика отражает шизофреническое состояние обществаИнтервью Юрия Бондаренко, президента фонда «Возвращение». Студия радиостанции «Эхо Москвы», 18 октября.

 

Владимир Кара-Мурза:

 

Сегодня гость нашей студии — Юрий Бондаренко, президент Фонда «Возвращение». Добрый вечер, Юрий.

 

Юрий Бондаренко:

 

— Добрый вечер.

 

Владимир Кара-Мурза:

 

— Как, по-вашему, чье имя должно одним из первых должно исчезнуть с карты Москвы?

 

Юрий Бондаренко:

 

— Ну, на мой взгляд, это имя Войкова. То есть, станция метро «Войковская»» в Москве есть, и четыре проезда, и улица Войкова.

 

Войков, как документально установлено, не скрывал в своих «Воспоминаниях», что участвовал не просто в убийстве Царской семьи, как бы там ни было, как к ним ни относиться, — бессудная расправа, но и в расчленении там трупов четырех девушек и юноши.

 

После этого, будучи постпредом Советского Союза в Польше, он налаживал каналы переправки сокровищ из запасников Эрмитажа на Запад, там участвовал и в наркотрафике через посольскую почту. Ну, личность, скажем так, мягко говоря, одиозная.

 

И он сумел сплотить вокруг себя сейчас, вот за последнюю неделю в России таких разных людей против себя, которые за одним столом, я думаю, не только в этой аудитории, в этой студии, но и вообще, в какой бы то ни было в Москве, за одним столом не сели бы.

 

То есть, с одной стороны, против него выступают национал-патриоты, («Русская линия»), с другой — либералы: тут и Николай Сванидзе, и радиостанция «Эхо Москвы» в авторских репортажах, и Марат Гельман. То есть, совершенно разные люди, которые в обычной жизни придерживаются полярных точек зрения. А тут они сошлись. Это ли не знак того, что общественное мнение Москвы созрело для того, чтобы это имя просто

изъять? Поскольку топонимический закон Москвы о топонимике от 1997 года предусматривает переименование в трех случаях: возвращение исторических названий, и избежание дублирования, то есть, например, к Москве присоединяется какой-то округ и там вот, надо же, тоже есть улица Ленина, или вот Ленинский проспект. Чтобы не было дублирования, то можно одну из них убрать.

 

И с изменением объекта. Допустим, это улица, ее расширили, стала площадь — тоже можно поменять.

 

Так мы предлагаем: добавить пункт, очень короткий пункт, чтобы была возможность законно менять название. Станция метро «Войковская», допустим, потому что это ее первоначальное название, историческое, ей нечего возвращать, и тем проездам четырем — Войковским, и Войковской улице — всего их пять этих улиц. То есть, как бы за каждого расчлененного ребенка по улице. То есть, Чикатило нервно курит в стороне.

 

Мы предлагаем добавить, дополнить таким подпунктом: «Допускается переименование в целях отказа от использования имен людей, не внесших значительный положительный вклад в историю и в развитие России и Москвы». Что с этим спорить? То есть если человек не внес значительный положительный вклад, то зачем его именем что-либо прославлять?

 

Владимир Кара-Мурза:

 

— Большое спасибо Вам за это интервью.

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »