Вторник, 26 Мая, 2020 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Россия и Беларусь - счет не в нашу пользу


Между главами Минсельхозов России и Белоруссии достигнуты договоренности об урегулировании взаимоотношений на молочном рынке. И директор департамента переработки молока Союзмолоко Владимир Чеверов констатировал: ситуация с демпинговыми поставками молочной продукции стала исправляться.
«Объем данной продукции резко сократился, в ближайшее время мы рассчитываем на полную стабилизацию обстановки, — рассказал он на сайте Национального союза производителей молока. — На данный момент временно остановлены поставки сухого цельного молока и сухой молочной сыворотки. Проводится постоянный мониторинг цен на сыры, сливочное масла, сухое и концентрированное и сгущенное с сахаром молоко. В случае выявления фактов ценового демпинга на указанные молочные продукты возможно принятие решения о приостановке поставок данной продукции с конкретного предприятия».

Похоже, в данном случае конфликт молочников двух стран — и тех, кто производит молоко, и тех, кто его перерабатывает — удается смягчить. Вместе с тем потенциально претензии такого рода вполне могут возникнуть в любое время. Так что отраслевым союзам — и Союзмолоко и Молочному союзу — надо, как говорится, держать ухо востро.
Ведь в целом по конкурентоспособности производители молока России отстают от своих белорусских коллег. Исполнительный директор Молочного союза России Владимир Лабинов отмечал, что белорусское молочное животноводство технически и технологически в целом ушло вперед очень сильно от среднероссийского уровня. Сказались большие инвестиции в отрасль и большое внимание к культуре ведения отрасли. Молочники братской страны, имея хороший технический и технологический потенциал, могут производить молоко по себестоимости более низкой.
Сходную мысль провел и недавно вступивший в должность исполнительный директор Союзмолоко Игорь Лупинос. Приводим его комментарий о текущей ситуации в отрасли.
«К сожалению, на мой взгляд ситуация в молочной отрасли России сегодня крайне сложная, — утверждает он. — Для того чтобы отрасль нормально развивалась, необходимо решение трех ключевых проблем, а именно:
1. Стремительно возрастающий объем импорта молочной продукции, прежде всего из Беларуси, а также из Украины и других стран.
2. Резко возрастающий объем использования растительных жиров тропического происхождения при производстве молочной продукции, а также существенное увеличение доли фальсифицированной молочной продукции на рынке.
3. Неконкурентоспособность российских производителей сырого молока и переработчиков молока на мировом рынке.
Причем, первые две проблемы смертельны для отрасли и любое промедление в их решении приведет молочную отрасль России к гибели. В случае их решения, мы должны будем немедленно приступить к третьей задаче — доведению производства и переработки молока до конкурентоспособного уровня.
Необходимо предельно ясно понимать, что молочная отрасль России уже более 10 лет находится в жесткой конкуренции с белорусской государственной машиной по производству молочной продукции, которая идеально отлажена и не приемлет рыночных механизмов.
При производстве сырого молока руководитель предприятия получает установку от государства, кому и по какой цене он должен продать произведенное молоко. Предприятие — переработчик обязано заплатить за это молоко строго в конце каждого месяца, независимо от своего экономического состояния. Переработчик продает свою продукцию по определенным государством индикативным ценам, прежде всего, на российский рынок, так как это приносит валюту в госбюджет.
При этом индикативные цены, как правило, настраиваются, под текущую рыночную ситуацию в России. И не важно, принесет ли прибыль продажа продукции по индикативным ценам, и с какими финансовыми результатами предприятие закончит год.
В любом случае на следующий год эти предприятия вновь будут принимать сырое молоко, стремясь год от года производить и продавать все больше молочной продукции в Россию.
Как сообщила Первый заместитель Министра сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь Н. Н. Котковец, объем экспорта молочной продукции из Беларуси в Россию увеличился с 300 миллионов долларов в 2003 году до двух миллиардов в 2010 году. Сегодня перед белорусскими молочными предприятиями стоит задача увеличения объемов экспорта продукции еще на 25 процентов в ближайшие годы.
Искренне можно снять шляпу перед людьми, выполнившими задачу по построению такой государственной машины, но хотелось бы отметить, что Беларусь, конечно, братская нам страна, но это другая страна, не Россия. А мы должны беспокоиться о своей стране, своем производстве и своих гражданах.
Если мы обратимся к ситуции в России, то увидим рыночные механизмы ценообразования, как на сырое молоко, так и на готовую молочную продукцию. Здесь получение отрицательных результатов приводит к убыткам и дальнейшей ликвидации неэффективных предприятий.

За последние годы наша молочная индустрия реально потеряла две молочных подотрасли: производство натурального сгущенного молока с сахаром и сухого молока по ГОСТу. То небольшое количество заводов, которые могут производить и производят сухое молоко, к большому сожалению, являются исключением. О сколь-нибудь заметном объеме производства ГОСТированного сухого молока в масштабах страны говорить не приходится. Можно сказать, что большинство заводов по производству сухого молока являются биохимическими: они мешают сухое молоко с сывороткой, растительными маслами.
Исходя из тех остатков нереализованной продукции, которые сегодня находятся на складах сыродельных предприятий России, мы понимаем, что под угрозу ставится уже и сыроделие. И если мы будем продолжать двигаться в том же направлении, то уже в ближайшие несколько лет, в нашей стране будет существовать только цельномолочная подотрасль, в которой, как известно, доминирует американская компания ПепсиКо и французская Данон, перерабатывающие более 25 процентов товарного молока России.
На сегодняшний день уже ни для кого не секрет, что ряд крупных транснациональных корпораций крайне заинтересован в развитии России, как перспективной сырьевой площадки для последующего импорта молочной продукции в Китай и другие активно развивающиеся страны.

Особо хочу отметить, что объем использования растительных масел при производстве таких молочных продуктов как масло, сыр, сухое молоко уже настолько велик, что его уже невозможно не замечать. К сожалению, на данный момент я с трудом представляю, каким образом можно остановить этот процесс. Могу только представить, что без колоссальных усилий государства эту гидру, пустившую свои щупальца в самые разные продукты, остановить невозможно.
Решение первых двух проблем, может снять угрозу ликвидации отрасли, но не может гарантировать ее развитие. Дальнейшее развитие возможно только в случае повышения конкурентоспо-собности наших производителей сырого молока и переработчиков на мировом рынке. Мировой рынок становится к нам все ближе и сравнивая цены на молочное сырье и молочную продукцию мы видим, что цены на сырое молоко в ряде регионов России сопоставимы с европейскими, а порой и превышают их. При этом, в большинстве случаев, мы не можем назвать предприятия, получающие такие цены высокоэффективными, так как из-за низкой производительности труда себестоимость производства молока не обеспечивает достаточный уровень рентабельности его производства.
Безусловно, мы можем справедливо критиковать государство за порой недостаточную поддержку молочного животноводства, а местами ее отсутствие, но все же ключевым вопросом обеспечения конкурентоспособности предприятий молочной индустрии, считаю повышение производительности труда. Это тяжелейший вопрос, суть которого в недостатке квалифицированного и заинтересованного в своем труде персонала, как в управлении, так и в линейном производстве. Хочу обратить внимание, что я не критикую кого-либо, я высказываю свою точку зрения, понимая проблемы, с которыми приходится сталкиваться как при производстве, так и переработке молока в современной России. На сегодняшний день уже совершенно очевидно, что больше нельзя откладывать создание новой системы подготовки действительно профессиональных кадров, причем для всех уровней руководителей молочным производством с учетом требований к каждому из них.
Также считаю необходимым скорейшее проведение так называемой «статистической амнистии». Ведь для дальнейшего развития отрасли и осуществления эффективной государственной поддержки, мы должны получать честные данные по состоянию молочного животноводства и молочной индустрии в целом, а также иметь реальную информацию о поголовье молочного стада; валовых надоях товарного молока; качестве сырого молока, особенно, произведенного в общественном секторе; продуктивности на голову и пр.
Не менее важным считаю задачу по формированию единого стандарта определения цены на сырое молоко в России. Данные по определенному стандарту молока должны еженедельно мониториться по всем регионам России.
Необходимо определить реальную, отвечающую сегодняшним реалиям формулу расчета себестоимости производства сырого молока, которая бы объективно показывала рентабельность производства молока во всех регионах страны. Задача только на первый взгляд простая, на самом деле — одна из принципиальных. Я часто сталкиваюсь с тем, что, производители сырого молока могут сообщать о совершенно разной себестоимости, только из-за отсутствия унифицированного механизма расчета. Таким образом, имея данные о реальной себестоимости и необходимом уровне рентабельности производства сырого молока в разных регионах, можно определить необходимый уровень государственной поддержки.
Только разрешив в кратчайшие сроки эти три проблемы, мы сохраним существующую молочную отрасль страны и сможем надеяться на ее динамическое развитие в будущем».
Как видно, перспективы молочной отрасли эксперты связывают как с ее поддержкой в ручном режиме, так и с выстраивания системы долгосрочного регулирования. В рамках, например, разрабатываемой сейчас государственной программы развития АПК до 2020 года.

Думается, совершенно обоснована и острая постановки проблем отрасли. Да, за годы реализации приоритетного аграрного национального проекта и госпрограммы развития сельского хозяйства до 2012 года в молочном производстве появились крупные современные молочные фермы и комплексы. Однако в целом динамика перемен в отрасли далека от былых обещаний.
Поставленная задача по стабилизации поголовья крупного рогатого скота явно не выполняется. Общая численность стада и его коровьей составляющей продолжает из года в год падать.

Вот и нынче к началу мая, по данным Росстата, КРС в хозяйствах всех категорий насчитывалось лишь 20,9 миллиона голов — на 3,5 процента меньше, чем год назад. Коров осталось 8,9 миллиона — меньше на 1,8 процента. В сельхозорганизациях число буренок сократилось на 37 тысяч голов — это больше, чем маточное стадо в Тульской области. Продолжается падение производства молока в апреле и начале мая. Обещанное же поощрение тех, кто сохранил коров после трудностей минувшей засухи, все еще на стадии оформления документов.
Вряд ли можно ожидать серьезного эффекта от таких стимулов.

 

Юрий Савин

машины, но хотелось бы от-
метить, что Беларусь, конечно,
братская нам страна, но это
другая страна, не Россия. А мы
должны беспокоиться о своей
стране, своем производстве и
своих гражданах.
Если мы обратимся к ситу-
ации в России, то увидим ры-
ночные механизмы ценообра-
зования, как на сырое молоко,
так и на готовую молочную
продукцию. Здесь получение
отрицательных результатов
приводит к убыткам и даль-
нейшей ликвидации неэффек-
тивных предприятий.
За последние годы наша
молочная индустрия реально
потеряла две молочных подо-
трасли: производство нату-
рального сгущенного молока
с сахаром и сухого молока по
ГОСТу. То небольшое количе-
ство заводов, которые могут
производить и производят
сухое молоко, к большому
сожалению, являются ис-
ключением. О сколь-нибудь
заметном объеме произ-
водства ГОСТированного
сухого молока в масштабах
страны говорить не прихо-
дится. Можно сказать, что
большинство заводов по
производству сухого молока
являются биохимическими:
они мешают сухое молоко с
сывороткой, растительными
маслами.
Исходя из тех остатков
нереализованной продукции,
которые сегодня находятся на
складах сыродельных пред-
приятий России, мы понима-
ем, что под угрозу ставится
уже и сыроделие. И если мы
будем продолжать двигаться
в том же направлении, то уже
в ближайшие несколько лет,
в нашей стране будет суще-
ствовать только цельномолоч-
ная подотрасль, в которой, как
известно, доминирует аме-
риканская компания ПепсиКо
и французская Данон, пере-
рабатывающие более 25 про-
центов товарного молока
России.
На сегодняшний день уже
ни для кого не секрет, что ряд
крупных транснациональных
корпораций крайне заинте-
ресован в развитии России,
как перспективной сырьевой
площадки для последующего
импорта молочной продукции
в Китай и другие активно раз-
вивающиеся страны.
Особо хочу отметить, что
объем использования рас-
тительных масел при про-
изводстве таких молочных
продуктов как масло, сыр,
сухое молоко уже настолько
велик, что его уже невозмож-
но не замечать. К сожалению,
на данный момент я с трудом
представляю, каким обра-
зом можно остановить этот
процесс. Могу только пред-
ставить, что без колоссальных
усилий государства эту гидру,
пустившую свои щупальца в
самые разные продукты, оста-
новить невозможно.
Решение первых двух про-
блем, может снять угрозу
ликвидации отрасли, но не
может гарантировать ее раз-
витие. Дальнейшее развитие
возможно только в случае
повышения конкурентоспо-
собности наших производите-
лей сырого молока и перера-
ботчиков на мировом рынке.
Мировой рынок становится
к нам все ближе и сравнивая
цены на молочное сырье и мо-
лочную продукцию мы видим,
что цены на сырое молоко в
ряде регионов России сопо-
ставимы с европейскими, а
порой и превышают их. При
этом, в большинстве случаев,
мы не можем назвать пред-
приятия, получающие такие
цены высокоэффективными,
так как из-за низкой произво-
дительности труда себесто-
имость производства молока
не обеспечивает достаточный
уровень рентабельности его
производства.
Безусловно, мы можем
справедливо критиковать
государство за порой недоста-
точную поддержку молочного
животноводства, а местами ее
отсутствие, но все же ключе-
вым вопросом обеспечения
конкурентоспособности пред-
приятий молочной индустрии,
считаю повышение произво-
дительности труда. Это тяже-
лейший вопрос, суть которого
в недостатке квалифициро-
ванного и заинтересованного
в своем труде персонала, как в
управлении, так и в линейном
производстве. Хочу обратить
внимание, что я не критикую
кого-либо, я высказываю
свою точку зрения, понимая
проблемы, с которыми при-
ходится сталкиваться как при
производстве, так и перера-
ботке молока в современной
России. На сегодняшний день
уже совершенно очевидно,
что больше нельзя отклады-
вать создание новой системы
подготовки действительно
профессиональных кадров,
причем для всех уровней руко-
водителей молочным произ-
водством с учетом требований
к каждому из них.
Также считаю необходимым
скорейшее проведение так
называемой «статистической
амнистии». Ведь для дальней-
шего развития отрасли и осу-
ществления эффективной го-
сударственной поддержки, мы
должны получать честные дан-
ные по состоянию молочного
животноводства и молочной
индустрии в целом, а также
иметь реальную информацию
о поголовье молочного стада;
валовых надоях товарного мо-
лока; качестве сырого молока,
особенно, произведенного в
общественном секторе; про-
дуктивности на голову и пр.
Не менее важным считаю
задачу по формированию
единого стандарта опреде-
ления цены на сырое молоко
в России. Данные по опре-
деленному стандарту молока
должны еженедельно мони-
ториться по всем регионам
России.
Необходимо определить
реальную, отвечающую се-
годняшним реалиям форму-
лу расчета себестоимости
производства сырого моло-
ка, которая бы объективно
показывала рентабельность
производства молока во всех
регионах страны. Задача
только на первый взгляд про-
стая, на самом деле — одна
из принципиальных. Я часто
сталкиваюсь с тем, что, про-
изводители сырого молока
могут сообщать о совершен-
но разной себестоимости,
только из-за отсутствия
унифицированного механиз-
ма расчета. Таким образом,
имея данные о реальной
себестоимости и необходи-
мом уровне рентабельности
производства сырого молока
в разных регионах, можно
определить необходимый
уровень государственной
поддержки.
Только разрешив в кратчай-
шие сроки эти три проблемы,
мы сохраним существующую
молочную отрасль страны
и сможем надеяться на ее
динамическое развитие в
будущем».
Как видно, перспективы
молочной отрасли эксперты
связывают как с ее поддерж-
кой в ручном режиме, так и с
выстраивания системы долго-
срочного регулирования. В
рамках, например, разраба-
тываемой сейчас государ-
ственной программы разви-
тия АПК до 2020 года.
Думается, совершенно обо-
снована и острая постановки
проблем отрасли. Да, за годы
реализации приоритетного
аграрного национального
проекта и госпрограммы раз-
вития сельского хозяйства до
2012 года в молочном про-
изводстве появились круп-
ные современные молочные
фермы и комплексы. Однако
в целом динамика перемен в
отрасли далека от былых обе-
щаний.
Поставленная задача по
стабилизации поголовья круп-
ного рогатого скота явно не
выполняется. Общая числен-
ность стада и его коровьей
составляющей продолжает из
года в год падать.
Вот и нынче к началу мая,
по данным Росстата, КРС в
хозяйствах всех категорий на-
считывалось лишь 20,9 мил-
лиона голов — на 3,5 про-
цента меньше, чем год назад.
Коров осталось 8,9 миллио-
на — меньше на 1,8 процен-
та. В сельхозорганизациях
число буренок сократилось на
37 тысяч голов — это больше,
чем маточное стадо в Туль-
ской области. Продолжается
падение производства молока
в апреле и начале мая. Обе-
щанное же поощрение тех, кто
сохранил коров после труд-
ностей минувшей засухи, все
еще на стадии оформления
документов.
Вряд ли можно ожидать
серьезного эффекта от таких
стимулов.
Юрий Савин
Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »