Среда, 25 Ноября, 2020 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Сражение при Молодях: неизвестная битва


На днях отмечается юбилей славной победы, принесшей спасение всей Земле Русской. Ровно 450 лет назад у деревни Молоди небольшое русское войско разгромила 120-тысячную орду крымского хана, едущего «в Москву на царство».

Царь Иоанн Васильевич Грозный, принял титул Великого князя в 1533 году в Москве. В 1547 году 17-летний Великий князь был помазан на Царство митрополитом Макарием. Молодой Царь унаследовал разоренную Русь: элита растаскивала страну, идя на посулы алчной заграницы, государство стремительно децентрализовывалось. Активный молодой Царь стал укреплять страну. Сделав ставку на верность простых людей, он учредил институт опричнины: «Наши князи и бояре учали нам изменять, и мы вас, страдников, приближаем, хотячи от вас службы и правды».

В годы правления Ивана Грозного Русь расправила плечи от Балтики до Сибири, ее территория увеличилась вдвое, а население выросло. Иван принял титул Царя, равный императорскому, что было узаконено Вселенским Патриархом и другими иерархами Церкви, видевшими в нем единственного защитника православия. В те годы на протяжении всех ее границ Земля Русская терпела набеги завоевателей: с запада к нам вторгались поляки и литовцы, с северо-запада нажимали ливонцы, но основной ущерб стране и населению шел с юга и востока. Последние осколки Золотой Орды — Казанское, Астраханское, Крымское ханства и Ногайская орда — постоянно учиняли набеги на русские города и селения.

Когда в 1552 году Царская армия вошла в Казань, и ханская власть прекратилась, турецкий султан Сулейман Великолепный послал своего вассала — крымского хана Давлет-Гирея — с 30-тысячной ордой на помощь казанским татарам. Тогда ситуацию спасла русская конница: 15 000 всадников уничтожили крымское войско. А через четыре года пришел черед Астрахани, город пал, а Русь вышла к Каспию, овладев Волгой на всем ее протяжении. Под руку Москвы добровольно пошли сибирский хан Едигер, башкиры, черкесские князья. Эти события вызвали всплеск злобы в Блистательной Порте и означали только одно — новую войну. И вскоре положение действительно осложнилось: русские войска было заняты на ливонской войне, а оголившиеся южные рубежи Руси снова начал опустошать крымский хан…

ГОСУДАРСТВО РАБОВЛАДЕЛЬЦЕВ

Население Крымского ханства (а в него входил Крым и земли от Дуная до Кубани) было двух типов: коренное — смуглые потомки древних тавров, скифов, алан, греков, армян, оседло проживавшие в горах и по южному берегу полуострова, и пришельцы — кочевники-татары из степей Центральной Азии. Покоренный Османской империей, Крым практически стал ее составной частью, вернейшим вассалом. Столицей ханства был Бахчисарай, резиденцией турецкого наместника — Кафа (Феодосия). Давние мирные отношения между крымцами и их соседями-славянами изменились именно с приходом в Крым турок.

Хан Менгли-Гирей всю жизнь поддерживал добрые отношения с Русью, а первый набег на нее совершил его сын Мухаммед, нарушивший завет отца. Целью набегов был грабеж южнорусского населения, но особенно доходным бизнесом у захватчиков стали похищения людей и работорговля. Набеговое хозяйство и работорговля скоро надолго стали «специализацией» Крыма, определяя его политику, от денег купцов зависели визири, мурзы, турецкие наместники. Ханство переродилось, теперь оно жило захватом ясыря, и без этого существовать уже не могло.

РАЗОРЕНИЕ МОСКВЫ

В 1569 году турецкий султан Селим II послал из Азова на восток 20 000 янычар и 50 000 ногайцев с задачей отвоевать Астрахань, отрезать Русь от Каспия и установить связь с мусульманской Средней Азией. Конница и гребная флотилия поднялись по Дону, но в Волгу суда перетащить не смогли, а на них остался осадный парк. Подошли к Астрахани, но взять укрепленный город без длительной осады и осадных орудий оказалось невозможным. К тому же на выручку городу шла русская рать, и турки, сняв осаду, стали отходить через северо-кавказскую равнину. По пути их здорово потрепали казаки. 

В итоге от стычек, голода и переохлаждения большинство южан-турок погибло, а в Азов вернулось всего 700 человек. Годом позже, в 1570 году, 50-тысячная орда осадила Рязань и Коломну, нашему войску с большим трудом удалось ее отогнать и отбить полон.

Еще годом позже, в 1571-м, польский король Сигизмунд богатыми подарками склонил хана к новому нападению на Русь, и 40-тысячная армия Крыма выступила в поход. Поначалу целью набега было разорение города Козельска, но к хану явился изменник боярин Сумароков: «На Руси засуха, мор, войско воюет в немцех, людей у Царя мало». И орда повернула на Москву. Отстоять стольный град, казалось, было действительно некому. На рубеже Оки воеводе Ивану Бельскому удалось собрать лишь 6000 бойцов, на подмогу пришел сам Царь с опричниками. Но предатели показали врагу броды через Оку, и орда обошла заслон. Увидев татар уже в тылу, войско поспешило к беззащитной Москве. Начался штурм города, и число погибших стремительно увеличивалось. Москва-река была завалена трупами, ее течение остановилось, но город не сдавался. И тогда татары его подожгли. Из-за сильного ветра Москва за три часа выгорела дотла, в огне погибли десятки тысяч людей, в том числе — самих крымцев, увлекшихся грабежом. Хан увел орду от пожарища и, по дороге опустошив центральные области и разорив 36 городов, ушел в Крым. 

Крымский посол в Литве хвастался: «Мы убили 60 000 русских и еще столько же увели в полон». Нашествие имело для Руси катастрофические последствия: если в 1520 году она имела 100 000 населения, то в 1580 году оно сократилось до 30 тысяч — только вдумайтесь в эту цифру! В придачу Русь терзали эпидемии чумы, были голод и неурожай. Начались переговоры о мире с турками и крымскими татарами. Турки и крымцы требовали отдать Астрахань и Казань, платить «поминки», срыть казачий Терский городок на Кавказе. Послы привезли грубые требования султана: дескать, тот согласен на мир, «только если Царь уступит Казань, Астрахань, а сам станет нашим подручным». Крымский хан наглел еще больше. «Зачем брать часть, если можно взять все?» — он был уверен, что после такого удара Русь уже не оправится.

Весь год хан собирал армию. «Осваивать новые земли» собралось все мужское население кочевого Крыма старше 15 лет, а именно 60 000 сабель. К ним примкнули ногайцы, кавказские горцы и 40 000 турецких ополченцев. Султан дал 7000 янычар и стенобойные пушки с канонирами. Летопись сообщает: «Хан расписал всю Русскую землю, что кому дать, как при Батые». Им заранее были назначены мурзы в пока не захваченные им русские города, наместники в еще не покоренные княжества. Купцам, внесшим средства в кассу похода, он дал ярлыки на свободную торговлю по всей Волге, а султану обещал покорить Русь за год и привести русского Царя в цепях.

Летом 1572 года с огромным по тем временам 120-тысячным войском Девлет-Гирей двинулся на Москву, объявив, что «едет на царство».

ТУЧИ СГУЩАЮТСЯ

Планы крымского плана, разумеется, стали известны и на Руси. Царь Иоанн Васильевич собирал силы для битвы. Осенью 1571 года казаки выжгли сухую траву на огромных пространствах Дикого поля, не оставив подножного корма для татарских коней, и поход  был отложен «до новой травы». Естественный рубеж обороны, реку Оку, укрепили на 50 верст по берегу, набили частоколы, напротив переправ поставили пушки. Но основная нехватка ощущалась в людях: страна была обессилена, пришлось даже нанять немецких ратников. Войсковая роспись сохранила точные сведения: «Всего людей 20 034, кроме Мишки с казаками». «Мишка», атаман Михаил Черкашенин, привел с Дона 3000 отборных бойцов, также пришла тысяча украинских казаков с пищалями, а 1000 волжских казаков снарядили за свой счет купцы Строгановы. Всего удалось собрать 25 000 бойцов против 120 000 сабель противника. Команду приняли лучшие полководцы:князья Михаил Воротынский (глава пограничной стражи), Иван Шереметев и опричный воевода Дмитрий Хворостинин.

Главный узел обороны устроили на переправе под Серпуховом. Полки Воротынского, Шереметева и наемники немца Фаренсбаха выкопали рвы, поставили плетни из хвороста, у самого брода собрали гуляй-город на колесном ходу. 

БИТВА ПРИ МОЛОДЯХ

Обманным маневром преодолев Оку вдали от русских засад, крымские татары Девлет-Гирея и ногайцы Теребер-дей-мурзы объединились и по Серпуховской дороге двинулась на Москву. Воевода Воротынский снял войска с береговых позиций и бросился в погоню. 120-тысячное войско сильно растянулось: в то время как ее авангард стоял на Пахре, арьергард под командой ханских сыновей лишь подходил к селу Молоди в 15 км позади. По их пятам шел 5-тысячный отряд опричного войска: казаков и «детей боярских» во главе с Хворостининым. Он и нанес неожиданный для татар удар в замыкающие полки захватчиков. Казаки в яростном бою изрубили арьергард и врезались в основные силы агрессоров. Огромное неповоротливое войско начало разворачиваться. Так, не дойдя до Москвы всего 35 верст, Девлет-Гирей из опасения за свой тыл развернул все войско. Оказавшись лицом к лицу со всей ордой, хворостининцы развернулись и отступили под стены гуляй-города, который был развернут на высоком холме у Молодей, где изготовились к бою полки Воротынского и Черкашенина.

Хворостинин применил против врага казачий тактический прием «вентерь»: быстрым маневром уйдя своим отрядом вправо, он подвел разогнавшихся крымцев под убийственный огонь из бойниц гуляй-города. По татарам ударили пушки, пищали, поверх укрепления хлынул ливень стрел. Первые ряды степняков были выкошены полностью. Атакующие смешались. В этот момент из-за гуляй-города выскочили и ударили в пики казачьи сотни, тут же пустив в ход сабли. Изрубив первые ряды начавшего приходить в себя противника, казаки развернулись и снова скрылись за дощатым укрытием. Рванувшая за ними лава степняков опять попала под огненный шквал из гуляй-города и вновь откатилась от его стен. Главный крымский военачальник, второе лицо в ханстве Дивей-мурза был взят в плен.

На следующее утро стало очевидно, что враг попал в капкан. Позади орды стояли прочные стены Москвы с ее пушками, обратный путь в степь загородила хрупкая на вид, но смертельная преграда. День прошел в попытках сбить стоящих на пути русских: крымцы осыпали гуляй-город стрелами, шли в верховые атаки, надеясь прорваться в оставленные для прохода русской конницы щели, и тут же умирали на мгновенно выраставшем частоколе копий, под ливнем стрел и пуль. Поредевшие ряды казаков бросались в контратаки, давая своим время на перезарядку оружия, и опять отходили под прикрытие щитов и огня из-за стен. В безуспешных атаках были убиты предводитель ногайцев Теребердей и трое его мурз. 31 июля Девлет-Гирей начал решающий штурм.

Обрушившись всей массой, татары ценой огромных потерь сбили с позиций защитников флангов, но конница опять не смогла взять русские укрепления. И тогда хан приказал всем спешиться и атаковать в пешем строю вместе с янычарами. Захватчики лезли на холм саранчой, устилая его трупами. Накал битвы достиг высочайшего напряжения: подступив к дощатым стенам гуляй-города, нападавшие рубили их саблями, расшатывали руками, силясь перелезть или повалить, «и тут много татар побили и рук поотсекли бесчисленно много».

Из-за бесконечных атак степняков русские силы таяли на глазах. К первому августа погибли все 3000 московских стрельцов, прикрывавших подножие холма и фланги, от конницы осталась едва не половина. В гуляй-городе было огромное число раненых. В погоню за врагом русские взяли лишь оружие, бросив обоз с припасами, и теперь были блокированы в деревянной крепости без воды, еды и фуража. Выкопанные колодцы остались сухими, «в полках был голод великий людям и лошадям». Наравне с русскими лишения терпели немцы, но продолжали отчаянно драться.

В сумерках Воротынский скрытно вывел оставшуюся конницу, по лощине обошел вражеский лагерь и затаился, а в гуляй-городе остались стрельцы, пушкари и немцы. На рассвете второго августа крымцы и янычары опять пошли в пешую атаку. Их подпустили и ударили в упор из всех стволов, защитники с криком выскочили в контратаку и завязали жестокую сечу. В самый ее разгар в тыл врага ударила конница Воротынского. Не выдержав двойного удара, завоеватели побежали, бросая оружие. Во время преследования большинство крымцев перебили еще до реки. Пятитысячный отряд, охранявший переправу, перебили. Хану удалось спастись, с телохранителями он ушел на тот берег. Такого разгрома Крымское ханство не знало, при Молодях полегло почти все его боеспособное мужское население — 110 000 захватчиков! И не только простых воинов: от русской сабли приняли смерть сын, внук, зять Давлет-Гирея, большинство мурз, все янычары.

Домой вернулось не более десяти тысяч «покорителей Руси». Сражение стало поворотной точкой в противостоянии Руси и Крымского ханства, последней крупной битвой со Степью. Эта оборона не имеет аналогов в истории военного искусства: русские не преградили врагу путь к столице, а угрозой с тыла навязали ему сражение еще до подхода к ней, втянули его в мясорубку, смогли продержаться и истощить его силы, а потом в нужный момент нанесли решающий удар. Ключевую роль в битве сыграл гуляйгород, и это было выдающееся военное применение инженерной мысли того времени. Военная мощь давнего врага оказалась подорвана, и он уже не смог восстановить прежние силы. А самая мощная на тот момент мировая держава, Османская империя, потеряла на русских границах за три года 30 000 янычар и всю огромную армию своего вассала и была вынуждена отказаться от планов завоевания Земли Русской. Русь выстояла в крайне критической ситуации.

Пограничные укрепления были отодвинуты на юг на триста километров, началось освоение богатых черноземных земель. Но самый важный итог легендарного сражения в том, что главный хищник региона — Крымское ханство — навсегда утратило силы и желание разжиться рабами на северных территориях. «Подбрюшье Руси» смогло, наконец, вдохнуть полной грудью. 

НЕИЗВЕСТНАЯ БИТВА

Битва при Молодях — событие из одного ряда с битвой под Москвой 1941 года, Куликовской битвой и Полтавским сражением. Но, к сожалению, юбилей этой славной виктории незаслуженно обойден вниманием: по неизвестной причине о нем знают лишь немногие. Между тем, подобных актов героизма и мужества до победы при Молодях мировая история, пожалуй, доселе не видела. Именно благодаря стойкости русских ратников Русь смогла сохранить и себя, и Православную веру. 

По материалам статьи
Артема Денисова



СПРАВКА «РК»

ГУЛЯЙ-ГОРОД

Русское подвижное полевое укрытие XVI века из щитов размером со стену избы, сделанных из дубовых досок в полбревна. Щиты с бойницами для стрельбы скреплялись деревянными, железными или веревочными связями, для огнеупорности обмазывались глиной; перевозились в градобозе специальным воеводой; из них собирали различные укрепления: стены, башни, штурмовые сооружения. В бою применялись отдельные щиты или «острожки» из нескольких щитов, укрывшиеся за ними стрельцы и пушкари двигались в сторону противника летом на колесах, зимой на полозьях.

Гуляй-город ставили кругом или в линию фронтом от двух до десяти километров, оставляя между щитами узкие промежутки для отхода войск под их защиту. Гуляй-город у Молодей был большим и вмещал 8255 стрельцов и казаков Черкашенина.

Главную роль в бою при Молодях сыграло огнестрельное оружие, и его было много, в XVI веке русские превосходили в этом многие другие армии. Еще в 1514 году в смоленском сражении у них было 2000 больших и малых пищалей, «чего еще никогда ни один человек не слыхивал». Ручными пищалями были вооружены все стрельцы и казаки. Конницу успешно уничтожали 7-ствольные пушки залпового огня («сороки»). Были в войске и стрелки из лука, успешно выбивавшие не защищенных броней степняков. Делая до двадцати выстрелов в минуту, они давали возможность перезарядить огнестрельное оружие.

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »